3 июня №12 (22113)

«Юрты» для баев

В 2005 году на месте Дома отдыха «Солотча» был создан «Пансионат с лечением». На центральной улице об этом событии извещала солидного размера вывеска.

Полсотни отдыхающих по социальным путёвкам радостно вселились, дабы поправить своё здоровье, подышать упоительным сосновым воздухом, которым наслаждались в своё время Паустовский и Гайдар. Что же касается самого Дома отдыха «Солотча», то это был первый в Советах дом отдыха для трудового человека. Так ознаменовала свой приход к власти «ВЛАСТЬ СОВЕТОВ».

Небольшие уютные домики, не претендующие на европейский комфорт, клуб для отдыхающих с набором книг, шахмат, комнат отдыха, а вечером – непременные танцы. И отдыхающие, получившие заряд бодрости от дневной прогулки, вечернего ужина в уютной столовой, спешили на звук музыки, что лилась призывно из клуба.

В районе Солотчи, Заборья и Ласково в советское время было открыто более полутора десятков пионерских лагерей. В летнюю пору детские голоса слышались по сосновому бору.

Сейчас современную Солотчу называют «рязанской Рублевкой». Такое сегодня время.

В 2005 году, отдыхая в пансионате «Солотча», я проходил по центральной улице. Если учесть, что Солотча является частью Советского района города Рязани, можно смело констатировать – эта улица самая длинная в Рязани.

Зашёл в администрацию. За столом сидела с печальным, озабоченным видом обаятельная дама лет сорока. На столе лежала схема коттеджного поселения.

– Вот моя головная боль. На месте пионерского лагеря Рюмин спроектировал коттеджи. Всё согласовали, осталась подпись Совета посёлка. Давят на меня. Не даю согласия. Ну что, меня уберут, поставят более сговорчивого и в конце концов построят. Пионерский лагерь «Чайка», на месте которого должны быть коттеджи, давно куплен. Место очень удобное: хороший проезд, рядом Старица…

Глава администрации Солотчи обладала чистой душой и искренне болела за судьбу посёлка.

– Загубят Солотчу. Крушат всё без разбору Где нельзя – там можно, если есть деньги. Строить можно и нужно в другом месте, а Солотчу, как жемчужину, надо сохранить для людей: приехать, подышать, насладиться красотой. Было же всё по-человечески. Нельзя проводить строительство более двух этажей и то в порядке исключения. Деньги, взятки, напористость «новых русских»  известны…

Разговор в администрации не давал мне покоя весь вечер. Вот оно, циничное шествие псевдореформаторов!

Прошло десять лет. Разговор в администрации посёлка Солотчи получил неожиданное продолжение.

Будучи в Солотче, я увидел, что на месте пионерского лагеря «Чайка» возведён забор в виде стены высотой в несколько метров. Что это за стройка?

Веду разговор с сотрудником санатория «Сосновый бор». Человек он солидный, ответственный. Зря чего не скажет.

– Коттеджи настроили, грустно заметил он. Стену возвели из белого кирпича по всему периметру. По весне двое из Москвы месяц в санатории жили. Купили по коттеджу. Сорок семь миллионов каждый.

Иду вдоль стены, что огораживает коттеджи со стороны санатория. Подобно крепостной стене древнего города она возвышалась среди сосен. Метров через четыреста у ворот, что выходят в сторону реки ,ярко горит костёр. Сжигается строительный мусор, валежник. Греются четверо мужчин. Поздоровался. Познакомился. Повели разговор: кто и откуда. По лицам они явно гости из Азии.

– Двое нас из Ташкента, а эти, – кивнул он в сторону совсем молодых парней, – из Чимкента.

– Ну и что же вы построили?

Парни настороженно посмотрели на него.

– Юрты для баев построили, – сказал тот. – У нас тоже теперь есть баи. Но нашим до вас далеко. Ваши баи круче. Долларов у них много. Хлопка сейчас сеем мало, у нас камень, хурма, дыня. У ваших нефть, газ, лес…

Узбек, судя по речи, не простой: речь выверена, по-русски говорит грамотно. А где вы учились?

– Закончил МГУ. Потом – работал на заводе в Ташкенте. Русские, узбеки, таджики делали одно дело и дружба была одна. Дело было одно: СССР разрушили – баев наплодили.

Он на минуту задумался. Оглянулся по сторонам.

– Здесь, где сейчас юрты, детский лагерь «Чайка» был. Здоровые дети – это хорошо. Будущее страны. Сильного согнуть нельзя. Слабого поработить совсем нетрудно. Сила – в единстве.

…Трещали в костре дрова. Ветер слегка шевелил верхушки сосен. Ворона уселась на верх сосны и грустно взирала на костёр. Длинным шестом мудрый узбек пошевелил пылающие дрова.

– Чайка улетела – ворон поселился. Не в этом ли суть бытия? Объединяться надо в единый Союз, как было при социализме. Радикальный ислам грозит Средней Азии. Не выстоим мы одни. У баев нет родины. У них главное – деньги. У нас их нет – скитаемся мы по земле в поисках лучшей доли.

Проклянут потомки и вас, рязанцев, за разрушение Солотчи: такую красоту губите! Музей экологии – такой надо делать Солотчу. При одном условии, убрать все построенные многоэтажки…

Костёр медленно, нехотя догорал. Головни покрылись ажурной вуалью пепла. Тепло от костра сменялось волнами холода, это дышала река Старица.

– Идите работать. Хватит отдыхать, – сказал старший узбек молодым.

Мужчина добавил что-то на своём языке. Когда его помощники с носилками скрылись из виду, произнёс с грустью:

– Все трое не умеют писать, читать. Как можно строить государство с неграмотными людьми? К сожалению, нынче это стало обычным явлением.

Бизнесу не нужны образованные люди – ему нужны рабы.