3 июня №12 (22113)

Рекорды звонкие, как пощёчина

Кстати, о рекордах. Они, голубчики, выскакивают из пропагандистской кухни режима, словно пухлые пончики, — и прямо в раскрытые рты изумлённой публики. Не успели мы перевести дух от подвигов спортивных, которые так и распирало на допинговых дрожжах, как подоспели волнующие рапорты с полей битвы за урожай. И мы уже приготовились было ахнуть, но вдруг и здесь запахло палёным…

ВРЕЗАТЬ по кислой кризисной действительности чем-нибудь бодрящим властям не терпелось так, что, когда поля ещё нежно дремали под прошлой зимы снегами, правительственная «Российская газета», взяв фальстарт, выкатила на передовую рекордный заголовок: «Россия впервые становится главным поставщиком пшеницы на мировой рынок». Дальше можно не читать. Всё ясно: зерно будут продавать за рубеж без оглядки на национальные интересы и сломя голову. Главное — прибыль, которая на международных долларовых торгах при нынешнем-то аховом падении курса нашего рубля обещает быть просто сумасшедшей. Иначе с чего бы зерно продавать, когда в стране его не хватает, когда и без того великие просторы колосившейся в советские времена пашни брошены.

И вот в августе во всё той же правительственной газете ещё одна заметка: «Больше яблок, меньше хлеба», в которой подсуетившийся к развернувшейся экспортной кампании минздрав со всей своей компетенцией советует нашим желудкам выбирать тоже понятно что. Нам, поплёвывающим на огрызок, можно было бы и умилиться сей отеческой заботой чиновников о нас грешных. Но куда ж без родного и душистого русского ломтя? Только, позвольте, где он, что-то давненько им не пахло?

Ответ на эти риторические и не очень вопросы сразу нашёлся у премьер-министра Дмитрия Медведева.

— Мы смогли развить сельское хозяйство до такого уровня, что мы сами себя кормим, — заявил лидер «партии власти» в своём недавнем интервью на телеканале «Россия», повторив, собственно, то, о чём любит посудачить и президент Путин. — И не только кормим, но мы ещё и поставляем зерно и целый ряд других продуктов на экспорт. Почему я об этом говорю — наверное, не все это помнят и знают, но Советский Союз зерно закупал в огромных количествах.

Помним, господин Медведев, и знаем, почему советское государство зерно в страну из-за границы везло. Скотину, коей забиты были ныне пустующие колхозные фермы, съедавшую больше половины всего собранного в закрома зерна, кормить надо было — вот и закупали. И это даже при таких выдающихся хлебных урожаях, каким, например, он был в РСФСР в 1978 году — 127,4 миллиона тонн, и до которого так называемой новой России ещё ой как далеко! А когда сыты бурёнка, хрюшка и клушка, то и людям есть что на стол поставить. Верно? Такой вот фокус получается.

Секрет его прост как бублик. Если при Советской власти каждый житель нашей страны в среднем за год съедал 75 кг мясных продуктов, 392 кг молочных, 360 штук яиц, 20 кг рыбы, то сейчас только 49 кг, 222 кг, 220 штук и 10 кг соответственно. Особое спасибо здесь за угощение, конечно, буржуазной власти. Лёгкий завтрак, а заодно обед и ужин — это так романтично, а как стройнит!.. Вот только долго на такой не отвечающей физиологическим нормам диете не протянешь, о чём свидетельствуют повальные болезни и смертность, размашистой косой валящая россиян.

А знаете, совет минздрава по поводу булок всё ж таки дельный. Хлеба в нынешнем его виде действительно жевать лучше бы поменьше. Он, бьют тревогу специалисты, никуда не годный. Где, скажете, возьмёшь хороший, если Российский союз мукомольных и крупяных предприятий уже сообщил о критическом дефиците в 12,6 миллиона тонн в этом году продовольственной пшеницы 3-го класса, из которой и положено печь хлеб?

— Чем мы будем её замещать? — сокрушался президент этого союза Аркадий Гуревич на недавнем 12-м съезде мукомолов страны. И сам на сей горький вопрос ответил: — Пшеницей более низких классов… Разработан проект ГОСТа, который уже можно назвать принятым, где официально признаётся возможным ввод в помольные партии зерна фуражной пшеницы 5-го класса.

Хлебом из фуража, годного только на корм скоту, нас уже не первый день кормят, раскрывают карты этой диверсии на пищевом фронте в Российском зерновом союзе. Об этом свинском факте «Правда» в своё время тоже сообщала. О постоянно снижающемся качестве хлеба прошлой зимой говорил и помощник главы Россельхознадзора Алексей Алексеенко. Ведь производство муки контролировать сегодня попросту некому, потому как ещё в 2004 году государственная хлебная инспекция была закрыта.

Зато сегодня буквально нараспашку шлюзы для экспортных потоков высококачественного зерна, доля которого, заметьте, в урожае с каждым разом всё меньше и меньше. По этому случаю и свежий рекордный заголовочек во всё той же «Российской газете»: «Пошлина на вывоз пшеницы из РФ обнулится почти на два года». Это ж надо! Правительство буквально выталкивает из страны продовольственное зерно, из-за недостатка которого в России сегодня просто беда. Оно уже просто и не знает, чего ещё такого либерального сотворить, лишь бы у частного бизнеса жабой пух карман, а народ пусть ест то, что осталось в поросячьей лоханке.

Ах, как это знакомо, как напрашиваются здесь параллели с царской Россией, столыпинскими цитатами из которой так любит заправлять свои спичи президент! Тогда из люто голодной страны зерно тоже лилось за рубеж, а министр финансов империи матёрый миллионер Иван Вышнеградский, потирая ручки, лишь издевательски приговаривал: «Мы должны вывозить, даже если сами умрём». Вторит ему на этой исторической перекличке и нынешний министр сельского хозяйства страны Александр Ткачёв, который, судя по его семейному многомиллиардному бизнесу, с голоду, как и его царский коллега, смертью храбрых не падёт точно: «Это будет основной источник наших экспортных доходов». Его шеф Дмитрий Медведев развернул хлебную тему в перспективу и поделился планами уже абсолютных рекордов, которые предполагают, что через пять лет Россия будет кормить заграницу 35—40 миллионами тонн зерна ежегодно.

А что? Всё идёт к взятию и этих рубежей! Может быть, даже взятию досрочному. Поголовье крупного рогатого скота в стране, по сравнению с тем, каким оно было в советской России, сократилось более чем на две трети, вдвое меньше стало и свиней, овец тоже в несколько раз поубавилось. Этим курсом контрреволюция продолжает шагать и сейчас. Например, только за прошлый год коровье стадо страны стало меньше на два процента. Так что экспорт зерна, которым так любят козырять власти, — это, по существу, всего-навсего распродажа невостребованного продпайка забитых животных.

…Как оно там в славной советской песне-то пелось? «Мы хотим всем рекордам наши звонкие дать имена!» Так вот, на сей раз это — жадность, ложь, цинизм и подлость. Имена, кстати, тоже звонкие. Как пощёчина.