8 февраля №5 (22025)

Где же взять трактористов?

Своевременность и актуальность резолюции XVII съезда КПРФ «Возродим деревню – спасём Россию!» можно показать на примерах положения дел в сельском хозяйстве Касимовского района. В этом документе говорится о том, что правительство народного доверия, в случае если оно будет сформировано, в ряду первоочередных дел займётся возрождением в стране сельскохозяйственного машиностроения. Да, обстановка в нашем районе показывает, что это действительно необходимо. Прежде всего отмечу, что за 25 последних лет советского периода общий объём энергетических мощностей вырос здесь в 3 раза и составил 240 тысяч лошадиных сил, или 30 л.с. на одного работника. Что надо было тогда  ещё сделать, чтобы до конца решить проблемы механизации с тем, чтобы получать гарантированные урожаи с полей, высокие надои и привесы скота, а также упорядочить рабочий день, обеспечить сельскому труженику, как и горожанину, выходные дни и отпуска? А для этого надо было всего лишь увеличить имеющийся объём мощностей ещё в 2 раза, так как названных целей, по расчётам учёных и специалистов, можно достичь только при энерговооружённости в 60 л.с. на человека при обработке им 12 гектаров пашни. Вот прошли такие же 25 лет, можно было бы ожидать, что названные рубежи и цели будут достигнуты, но  при новом строе и новой власти, обещавшей в начале 90-х годов бурное развитие и процветание страны чуть ли не за 500 дней, техническая оснащённость села в нашем районе не  увеличилась, как надо бы, в 2 или 3 раза, а, наоборот, уменьшилась в 7 раз. Теперь здесь тракторов, автомобилей и комбайнов почти в 10 раз меньше прежнего. Правда, на одного работника приходится 40 л.с. мощностей. Вроде бы повыше, чем в советское время. Но дело в том, что тогда они делились на 8 тысяч работников, которые поднимали 60 тысяч гектаров пашни, а сегодня их опять же в 10 раз меньше, поэтому они никак не могут осилить более 20 тысяч гектаров, которые сегодня с великим напряжением, с удлинением рабочего дня и без выходных, но пашутся. Поэтому потребность в резком росте машинно-тракторного парка у нас острейшая, решения съезда нацеливают нас правильно.

Но тут возникает проблема ещё более сложная, чем производство тракторов и комбайнов. Ведь работников в касимовских сёлах осталось менее тысячи. Пусть мы запустим остановившиеся заводы, дадим селу в 2 раза больше техники, чем в советское время, тем самым достигнем норм технической оснащённости, но дело-то в том, что на этой технике  теперь работать некому. А ведь ещё в начале 70-х годов, когда в колхозах и совхозах района трудилось примерно 7 тысяч человек, горком партии, советские и комсомольские органы озаботились тем, чтобы привлечь в сельское хозяйство как можно больше молодёжи. Ориентация учащихся на выбор сельскохозяйственных и других нужных селу профессий стала важнейшим делом педагогических коллективов и комсомольских организаций сельских школ. Сельскохозяйственная тематика стала занимать видное место на уроках при изучении соответствующих разделов программы. Проводились на эти темы классные часы, комсомольские собрания, встречи старшеклассников с руководителями, со специалистами, механизаторами и животноводами хозяйства и даже пионерские сборы. Обязательным для школьников стало ознакомление с производственными участками колхоза или совхоза – фермами и автотракторными парками. Было введено и практическое обучение: ребят – работе на тракторе, девушек – профессии мастера машинного доения коров. Тогда профессию механизатора осваивали ежегодно боле 500 старшеклассников,  по 160–170 учеников изучали основы растениеводства и животноводства и до 150 девушек занимались освоением профессии доярки. Из старшеклассников формировались ученические производственные бригады и звенья, которые под присмотром опытных механизаторов хозяйства  сами выращивали урожай на специально выделенных участках. Пройдя здесь хорошую и теоретическую, и практическую подготовку, выпускник школы без всякого дополнительного обучения при достижении 18 лет получал права тракториста. В результате, если в 1970 году в целом по району сельскохозяйственные профессии избрали примерно 20% выпускников, то в 1975–76 годах их доля составила уже 60%. Всего за первую половину 70-х годов по этому пути пошли почти 2 тысячи юношей и девушек. Интересно, что в своих родных колхозах и совхозах оставались тогда целыми классами. В 1971 году из 55 выпускников двух классов средней школы в селе Китово остались в деревне Кочемары и в селе Лубяники 48 юношей и девушек.

В те же годы  руководители и комсомольские комитеты хозяйств установили  переписку  с ребятами, ушедшими в армию: сообщали о жизни в родной деревне, о делах в колхозе. Видимо, не случайно, что в 1972 году 150 ребят, а в 1975 году – 195  человек, или три четверти  призванных ранее в армию,  вернулись в свои хозяйства и стали работать механизаторами. Во всех хозяйствах были приняты решения о надбавке к зарплате в течение первых 2–3 лет работы, о том, чтобы  молодым механизаторам выделялась только новая техника. К молодым трактористам и дояркам прикреплялись наставники из передовиков полей и ферм. В некоторых колхозах была введена и такая форма материальной заинтересованности, как перечисление части зарплаты на сберкнижку ребятам во время их службы  в армии. Возвращался парень – а на его счету уже солидная сумма. Как правило, выпускники школ, направляясь в училища, техникумы и вузы, получали колхозную стипендию, которая была даже несколько выше государственной. И её получали не только будущие колхозники, но и учителя, воспитатели детских садов, библиотекари, клубные работники. Настоящей кузницей молодых кадров стало сельское профессионально-техническое училище в посёлке Елатьма. Здесь ежегодно получали среднее образование и права механизаторов 150 человек – в среднем по шесть на хозяйство; группа девушек осваивала здесь мастерство животновода. Работа молодых специалистов, механизаторов и животноводов постоянно освещалась в районной газете «Мещерская новь», лучшие из них стали избираться депутатами местных Советов, членами обкома и ЦК ВЛКСМ, получать ордена и медали.

Вот так тогда обстояло дело. Вот почему к началу 80-х годов в районе трудилось 1250 трактористов, 550 шофёров, 1700 животноводов, из них 730 доярок, или, как их тогда называли, мастеров машинного доения коров. Примечательно, что более 500 механизаторов и свыше 200 животноводов были тогда в возрасте менее 30 лет. В районе действовали 10 отдельных комсомольско-молодёжных ферм, практически в каждом колхозе и совхозе были сформированы такие же звенья механизаторов. Считаю, что вот этот опыт надо обязательно взять на вооружение нашей партии и будущему правительству народного доверия.

Сегодня же никто из руководителей немногих оставшихся в районе хозяйств в школу с предложением остаться на селе не ходит; не интересует эта проблема активистов ныне правящей партии и её «молодой гвардии». Видимо, надеются на невидимую руку рынка. Да и выпускников-то оставшихся 5 от бывших 14 средних сельских школ района теперь не 750–800, а всего лишь 30–35 человек. Да, в старые времена, после больших потерь на войне, обычно говорили: «Ничего, бабы нарожают». Сегодня такого сказать нельзя – рожающих женщин в деревнях раз–два и обчёлся. «Евгений Анатольевич, – спрашиваю я у старшего инженера колхоза имени Ленина – лучшего хозяйства Рязанской области, – как у вас дела с молодым пополнением трактористов?» – «Да никак, – слышу ответ, – приходят по 1–2 человека из разорившихся хозяйств, причём в предпенсионном возрасте, а самому молодому трактористу колхоза ныне уже 38 лет».  «Так у вас же рядом с правлением колхоза целая средняя школа». – напоминаю я. «Да, школа есть, но её закончили в этом году 3 парня и 4 девушки; все поступают в городские вузы и техникумы. Но если даже кто-то из ребят и пожелал бы идти к нам работать трактористом, то он не смог бы получить такую профессию – на тракториста сегодня в районе не учат». – заключает он. Вот так вот – в советское время права тракториста получали по 150 ребят в СПТУ, да ещё более 50 – после работы в ученических производственных бригадах, а теперь вот – трактористов вообще нигде не готовят.

На что же надеются наши власти, заявляющие о том, что российское сельское хозяйство будет скоро кормить чуть ли не весь мир? Нет, при их нынешней политике, при всей уверенности Путина, Медведева и Ткачёва  в его блестящих перспективах, в нашем районе никак не достичь численности работников хотя бы в тысячу человек и никак не увеличить площадь пашни с нынешних 20 тысяч до советских 60 тысяч гектаров. Деградация сельского хозяйства налицо. Только экономическая программа нашей партии, претворение в жизнь решений XVII съезда КПРФ могут положить начало очень сложной, громадных масштабов, работы по возрождению российского села.