30 августа №22 (22042)

Вот такой каравай…

Заявления о рекордных сборах зерна в стране соседствуют с признанием рекордного ухудшения его качества, прежде всего главной зерновой культуры – пшеницы. И просто выпирает, что это очередные последствия капиталистических «реформ».

Сложившееся в России священное отношение к хлебу оправдывается его значением в народной жизни на протяжении веков. Представляю, как замечательный собиратель мудрости «живого великорусского языка» и составитель его богатейшего «Толкового словаря» Владимир Иванович Даль ступал по нашей Оренбургской земле и за восемь лет дополнил свои записи настолько, что именно здесь созрело его окончательное решение создать это бесценное произведение языкознания.

И, думается, услышанные и у нас речения переселенцев из самых разных мест Руси вошли в обширное собрание толкований и ныне крайне злободневного слова «хлеб». Из них представляется особенно ко времени пословица: «Ел бы богач деньги, кабы его убогий хлебом не кормил!» В эти дни исполняется сто лет, когда кормильцы были лишены хлеба и голодной массой вышли на улицы Петрограда – произошла Февральская революция, свергнувшая царя.

Сегодня богачи с деньгами от прихватизации народной собственности упрямо копируют ту дореволюционную политику «недоедим, но продадим» и заявляют о жажде ради барыша вновь стать главными поставщиками продовольствия на мировой рынок, гонят за границу уже рекордный поток продовольственного зерна. Но катастрофическая действительность отрезвляюще действует хотя бы на часть новоявленных капиталистов и помещиков и заставляет их увидеть нечто неблагополучное в новой сырьевой колонии по имени Россия.

Нет-нет, они и в юбилейном году не задумываются о предреволюционной ситуации вековой давности. Знаменательно, что, по сообщению Интерфакса, 24 февраля 2016 года в Российском зерновом союзе признали использование фуражной пшеницы, предназначенной на корм скоту, при выпечке хлеба. Причём подчеркнули, что это и так ни для кого не секрет. При так называемой «бодяге» в толику продовольственной пшеницы самого низкого класса добавляют пшеницу вообще для скота, а также заграничные промышленные «улучшители». И готова «помольная партия» – кушайте на здоровье!

Советские государственные стандарты запрещали использовать фуражное зерно в продовольственных целях. Однако теперь ГОСТы стали добровольными. Хоть и с «улучшителями», но всё равно качество выпечки низкое. Из корыта для скота. Мука из этого фуражного зерна минимум на треть дешевле, но содержит мало клейковины – белков, без которых хлеб оказывается рыхлой, рассыпающейся на крошки  массой. Выгодно, что за время, которое требуется для выпечки хлеба по традиционной технологии, предприятия теперь выдают по 3–4 партии хлеба с «улучшителями». 

Дельцы из разных объединений объясняют это социальной обстановкой. Увеличивается, мол, кредитная нагрузка. «Хлебопёки находятся в тисках: с одной стороны – быстрый рост издержек, который в основном базируется на росте цен на энергоресурсы. Дорожает топливо и транспорт – повышается себестоимость. А  с другой – административное давление во всех регионах без исключения со стороны властей на всех уровнях сдерживание цен на печёный хлеб. Поэтому мы в России имеем самые низкие в мире цены на хлеб, в 4–5 раз ниже, чем в Европе и США. Производителям ничего не остаётся, кроме как жертвовать качеством».

Действительность требует чуточку уточнить это сообщение. Весь мир видит, что большинство трудового народа России с реставрацией капитализма перебивается на уровне прожиточного минимума и ниже. Относительно этого уровня нищеты цены на хлеб у нас в 4–5 выше, чем в Европе и США. Правда, разыгрывается общеизвестная хитрость, благодаря которой едоков уверяют, что цена булки хлеба не меняется. Ну, почти совсем не растёт.

Но, пустяк, сама булка уменьшается – с учётом всё более скромных аппетитов трудящихся. На протяжении советских пятилеток не догадывались до такой изобретательности. Например, булка белого пшеничного хлеба всегда была весом килограмм и ценою 17 копеек. Для любителей фирменные магазины предлагали каравай «Целинный» в 2 килограмма ценой 35 копеек. Пышный упругий хлеб на дрожжах – свежий аромат от магазина на жилой квартал.

И вот килограммовую буханку убавили сначала до 800 граммов, потом урезали ещё несколько раз, в продаже и буханочки по 200 граммов. По весомой цене, которая хоть и поднимается, но не столь круто. Примерно в пределах официальной инфляции, как считают в органах власти. Но даже при этом в печати приводятся отчётные данные о росте потребительских цен на хлеб ежегодно на 10% с лишним даже при самых высоких показателях сбора зерна в стране в последние годы и рекордах его экспорта.

Специалисты Россельхознадзора и в феврале прошлого года сетовали в печати, что ведомство не может контролировать качество муки. Сказывается и то, что давно уже ликвидирована государственная хлебная инспекция. Единой системы контроля нет. Произошли коренные перемены в отношении к сельскому хозяйству, в подходах к качеству продукции. Портится слишком много зерна. Мы лишились семеноводства, сели на семена из других стран. Были приняты законы, которые ограничивали возможность государственного контроля безопасности продукции. Всё под клич «Не кошмарить бизнес!».

Некоторые компании проталкивают законодательное разрешение использовать для производства хлеба зерно 5 класса, то есть зерно для скота. С достижениями западной химии. В Россию идут эшелоны с этими «улучшителями», с добавками, с разными веществами, обесцвечивающими или «доводящими» муку, например, второго сорта до муки высшего сорта. И это выгодно западным монополиям, потому что в нашей стране производства «улучшителей» нет, ферментная промышленность у нас была загублена в начале 90-х годов, видимо, по конкурентным соображениям и не восстановлена.

О снижении качества зерна говорили прошедшей осенью на ХII съезде Российского союза мукомольных и крупяных предприятий и доказывали – это ведёт к ухудшению свойств хлеба. В печати приводятся данные Союза мукомолов о том, что доля продовольственной пшеницы 3 класса в валовом сборе зерна в 2012 году составляла 48,2%, в 2013-м она упала до 38,5%, в 2014-м – до 34,2%, в 2015-м – до 33,2%.

А на днях, 20 февраля, в Совете Федерации, как сообщается, участники совещания «обрисовали ситуацию по качеству зерна» урожая 2016 года. Доля пшеницы 3 класса составляет 22,3%, «отмечена тенденция по смещению качества пшеницы в сторону 4 класса – до 49%, а удельный вес 5 класса – 28,7%». Одной из причин, повлиявших на качество зерна, названа погода – большое, мол, количество осадков при температуре воздуха выше 30% от нормы в период созревания пшеницы.

Вместе с тем было отмечено, что в настоящее время ни один федеральный орган исполнительной власти не имеет всех полномочий для контроля за производством и хранением зерна. А наиболее часто повторяемый общий вывод различных собраний – необходимо коренное улучшение отечественного сельского хозяйства. Это позволит не ограничиваться одним лишь 3 классом пшеницы как чуть ли не вершиной агрономических достижений. И здесь пора сказать, что это означает необходимость восстановить все доброе, на чём держалось и росло общинное, общественное производство как наиболее полно отвечающее природе, потребностям сельского крестьянского мира.

Думается, у всех слушателей приведённых ныне словопрений возникает вопрос: разве качество зерна в нашей стране не бывает выше 3 класса, о котором только и идёт разговор?

Должен для многих как открытие объявить: в советское время у нас в центре внимания было зерно 1 и 2 классов с содержанием клейковины до 36%. На изломе оно имеет стеклянный блеск – это учитывалось как стекловидность, один из признаков высшего качества зерна. Такая пшеница – это, например, янтарной прозрачности макароны и другие кулинарные чудеса. К 3 классу относили зерно также с высокими свойствами, из которого получалась самая ходовая мука, в том числе для выпечки отличного хлеба. Всё остальное зерно не делили на классы, его принимали как фуражное, на корм скоту и птице после переработки на комбикормовых заводах.

Крестьянам памятно коренное различие в отношении к хлебу. Исстари он был знамением жизни, и Советское государство всемерно поощряло земледельцев – кормильцев народа. За пшеницу 1 класса колхоз или совхоз получал надбавку в 20%, а 2 класса – 10% по сравнению с ценой пшеницы 3 класса. Строго следила за порядком государственная хлебная инспекция.

И сельскохозяйственные предприятия придерживались устойчивых связей. Зерно первого намолота отправляли на мельничные комбинаты и заводы, зная их строгие требования, и получали цену 1 класса. Точно так же и на элеваторах, где растительную  продукцию принимали и хранили по классам. Плата за проданное зерно поступала в хозяйства за считанные часы.

Всё это осталось лишь воспоминанием. Когда сегодня труженики села предлагают зерно 1 и 2 классов по достойной цене, то слышат в ответ: «Мы обойдёмся 3 классом».

Однако и при желании сегодня трудно вырастить первоклассное зерно. Помимо особых климатических условий очень многое требуется от земледельца. Жители села знают об этом с детских лет. Вот и моя мама работала агрономом в совхозе в нашем селе Караванное Оренбургского района. С начальной школы помню слышанные от неё названия сортов пшеницы, которые и дают редкостной красоты хлебные изделия. Например, семейство сортов «Альбидум». Они и сегодня в центре внимания земледельцев. Это говорит о том, что в советское время при всех сложностях истории планомерно решались задачи растениеводства.

Мы и на своём опыте убедились также, как много зависит от пахаря, от его вооружённости и искусства, от науки повышения плодородия. От органических и минеральных удобрений, от севооборотов. От защиты растений и т.д. Каковы последствия того, что в пять раз сокращено применение минеральных удобрений и почти повсеместно поля остаются без органических удобрений? Или расширения посевов подсолнечника в нарушение севооборотов? В итоге ухудшение минерального состава почв откликается снижением качества зерна.

Это лишь часть грубейших нарушений, подрывающих сельское хозяйство крупнейшей страны планеты. Теперь чиновники уверяют, что они в заботе о своём любимом народе оставляют ему на пропитание всё лучшее зерно, а именно пшеницу 3 класса. Выходит, на мировой рынок гонят зерно для скота?

Где разум у пребывающих на государственных высотах дельцов – «эффективных собственников»? Почему они наращивают поток российского зерна для скота зарубежных государств, отнимая этот корм у животноводческих ферм и крестьянских подворий нашей страны? Под рапорты о рекордных намолотах фуражного зерна вытворяется невиданное за всю мировую историю непрерывное в течение четверти века уничтожение животноводства.

А народу преподносят фуражный каравай со всеми «улучшителями».