6 декабря №34 (22054)

На заёмном далеко не уедешь

Импортозамещение в оборонно-космической сфере оказалось блефом.
Доля иностранной электроники в российских гражданских спутниках связи достигает 70%, что вызывает беспокойство у Россвязи, заявил заместитель главы ведомства Игорь Чурсин, выступая на конференции Satellite Russia. Не лучше ситуация и в оборонной промышленности, где после введения в 2014 году против России западных санкций с помпой было объявлено о старте импортозамещения. Однако воз, как говорится, и ныне там.

«СЕЙЧАС, к сожалению, ситуация такова, что, как правило, российские компании, которые производят спутники, на 70% зависят от электронно-компонентной базы иностранного производства. Процесс этот сложный и долгий по времени, но с каждым годом до 10% мы производим импортозамещение на комплектующие российского производства. Но всё равно высокая зависимость складывается в определённые трудности», — сообщил И. Чурсин.

В настоящее время в производстве для нужд государственного оператора спутниковой связи «Космическая связь» находятся два спутника связи: «Экспресс-80» и «Экспресс-103». Требования заместить импортные комплектующие отечественными аналогами в кратчайшие сроки обернулись штурмовщиной и сбоем графика производства спутников. Ожидается заказ ещё трёх космических аппаратов. Но дело идёт со скрипом. Производит их АО «Информационные спутниковые системы» (ИСС) имени академика М.Ф. Решетнёва. «Здесь есть слишком большая зависимость от иностранных электронных компонентов. Здесь довольно-таки много проблем», — признал замглавы Россвязи.

Судя по пессимистическому настрою И. Чурсина, собирать космические аппараты в связи с санкциями и отсутствием доступа к западным технологиям приходится из того что есть.

То есть закупая микросхемы и прочую электронную оснастку на восточно-азиатском рынке, в том числе в Китае. И здесь первый вопрос: какого качества эта техника? После гибели в 2011 году российской станции «Фобос-Грунт» стоимостью 5 млрд рублей одной из причин случившегося были названы некачественные микросхемы, приобретённые «где-то в Азии». Как установила Межведомственная группа по расследованию причин аварии межпланетного аппарата, 62% микросхем «Фобос-Грунта» не предназначались для использования в космосе, что и послужило причиной аварии. Тогда вице-премьер Дмитрий Рогозин приподнял завесу над главной космической тайной страны. По его словам, в Китае «возникла целая индустрия по подделке дорогостоящих деталей: покупается старое оборудование, разбирается, с него смывается маркировка, наносятся данные по новой спецификации и затем продаётся». Одним словом, на борту станции были установлены дешёвые контрафактные микросхемы, не выдержавшие суровых межпланетных условий.

С тех пор всё стало не только не лучше, но даже хуже. Судя по признанию Игоря Чурсина, хотя борьба за импортозамещение идёт полным ходом, а чиновники не устают бодро рапортовать о «небывалых успехах» по переходу на российские аналоги, доля импортных компонентов на спутниках по-прежнему достигает 70%. Более того, проблема лишь ещё больше обострилась в связи с санкциями, введёнными против российской космической отрасли США и ЕС. Сейчас наша промышленность пытается в срочном порядке освоить критически важные технологии, но быстро наверстать упущенное вряд ли получится. Однако хотя реально ничего практически не делается, как-то отчитываться об успехах надо. И здесь в ход уже идёт любое очковтирательство.

В 2016 году Федеральная антимонопольная служба (ФАС) и Генпрокуратура обнаружили случаи массового приобретения оборонными предприятиями иностранного оборудования под видом отечественного, которому они обязаны были отдавать предпочтение. Выяснилось, что предприятия уклоняются от закупок отечественных станков, изделий радиоэлектроники. Как уточнили в ФАС, за отечественную продукцию выдаётся импорт, не прошедший на территории РФ «глубокой модернизации». Кроме клейма «Сделано в России», русского в таком оборудовании нет ничего. Причём, как правило, речь идёт о китайских изделиях. Благодаря такой нехитрой манипуляции всегда можно отчитаться о «небывалых успехах» в деле импортозамещения.

Времени для решения появившихся отнюдь не сегодня проблем было предостаточно. Ещё до событий на Украине и введения санкций, в 2013 году, США отказались поставить оснастку для аппарата минобороны «Гео-ИК-2», созданием которого занималось АО «ИСС им. М.Ф. Решетнёва». Американцы обосновали отказ тем, что речь шла о технологиях двойного назначения. Проблему удалось решить, получив необходимое оборудование из Европейского союза. Однако после Крыма и Донбасса и эта лазейка оказалась перекрыта.

Электроникой дело не ограничивается. То же самое относится и к изделиям спецхимии, стали, пластикам с определёнными свойствами, потребляемыми отечественной оборонкой. Спецстали, например, выпускали в Советском Союзе в Златоусте и Волгограде. Но сейчас многие из таких предприятий находятся в банкротном и предбанкротном состоянии: им невыгодно выпускать эту продукцию небольшими партиями, а на большее нет спроса со стороны военного ведомства. В целом российский ОПК давно стал одним из ведущих покупателей на Западе: к 2014 году доля иностранных комплектующих в наших вооружениях достигала 90%. У тех же Соединённых Штатов закупали продукцию двойного назначения на 1,5 млрд долларов в год. Многим делились и европейцы: тепловизоры, лазерные прицелы, корабельные двигатели. Когда доступ был перекрыт, выяснилось, что широко разрекламированный с властных трибун процесс импортозамещения оказался в значительной мере не более чем фикцией при отсутствии реальных достижений.