6 декабря №34 (22054)

Как я вступал в комсомол

В комсомол я вступал в 10-м, выпускном, классе школы №324 г. Москвы. Мои товарищи по классу уже давно были в комсомоле и я вспоминаю, как они меня выпроваживали из класса, когда у них намечалось комсомольское собрание, хотя я учился лучше многих. Но всё дело в том, что я в 1946 – 1948 годах был с семьёй в Германии, в Берлине, так как отец был военным. В начале сентября 1950 года секретарь комсомольской организации школы подошёл ко мне и поинтересовался, собираюсь ли я вступать в комсомол? Я ему ответил, что все друзья по классу – комсомольцы, и, конечно, я тоже должен быть в комсомоле.

Когда секретарь комитета ВЛКСМ сказал, что для вступления в комсомол надо иметь какую-то общественную нагрузку, я ответил, что я готов, поручайте мне любое дело. Секретарь сказал, что в школе нет председателя Добровольного общества содействия флоту (ДОС флот). В то время существовало 3 добровольных общественных организаций содействия армии, авиации и флоту. Я согласился, меня познакомили с председателем районной организации ДОС флот товарищем Гайворонским – капитаном 1-го ранга и я стал ходить к нему и получать определённые задания. Конечно, в первую очередь я взял членские книжки для вновь вступающих, марки для уплаты членских взносов, плакаты и другое. Так я начал работать председателем ДОС флота школы.

Понемногу увеличивал членство этой организации. Это не доставляло особого труда, но в начале октября председатель ДОС флота района Гайворонский сообщил мне, что намечены городские шлюпочные соревнования и просил меня подготовить команду для участия в этих соревнованиях. Я не стал возражать, хотя никогда не занимался подобными мероприятиями. Но в нашей школе в 10-й класс пришёл ученик Гена Пусторнак, который учился в Нахимовском училище и был отчислен из него по причинам мне не известным. Он жил недалеко от меня, учился хорошо, был надёжным другом и мы с ним общались.

Я из райкома ДОС флот сразу побежал к нему, сразу рассказал о просьбе председателя районного ДОС флот, а он мне отвечает: «Я много раз участвовал в шлюпочных соревнованиях и завтра мы из двух 10-х классов наберём шесть  крепких ребят, которые будут участвовать в соревнованиях, так что можешь доложить Гайворонскому, что наша школа примет участие в городских шлюпочных соревнованиях». Но 324-я школа, расположенная в Колпачном переулке Москвы, практически в центре, не имела опытных участников соревнований, поэтому я искал, где можно потренироваться нашей новой команде, и мы где-то тренировались (не вспомню, где). В день соревнований мы прибыли на сборный пункт, где членов всех команд посадили на катер и отправили к месту старта. А мы все – руководители, организаторы с напряжением ждали их прибытия к финишу. И вот вдали появились шлюпки, они довольно быстро приближались и шлюпка нашей школы шла на третьем месте.

Так и закончились соревнования, команда школы №324 заняла почётное третье место в городских шлюпочных соревнованиях. И, конечно, руководитель районной ДОС флот Гайворонский был очень доволен, довольны и директор школы М.И. Горбунов, и секретарь комсомольской организации школы. Через неделю Гайворонский при встрече со мной объявляет, что через неделю будут районные шлюпочные соревнования и ваша школа, имея команду, должна принять в них участие. Времени на тренировки уже не было, но мы надеялись, что в районных соревнованиях мы займём более высокое место, чем в городских.

В назначенный день и время соревнований мы явились на сборный пункт, но оказалось, что один член нашей команды по каким-то причинам не явился. Что делать? Гена Пастернак говорит мне, что он принял решение самому сесть за весло, а меня посадить на место командира шлюпки. «Ты ведь помнишь на тренировках мои команды гребцам: двааааааа-раз! двааааа-раз!» Я принял его предложение, мы сели на катер и всеми командами проследовали к месту старта. Нам выделили шлюпку, мы заняли места. Я как командир – на самой корме, лицом к гребцам. Дали старт. И наша шлюпка пошла под моим командованием, но, видимо, командование было не очень квалифицированным, и наша шлюпка на финиш пришла третьей. Место-то призовое, но мы ожидали большего.

Но были довольны и Гайворонский, и директор школы, и секретарь комсомольской организации. И в начале ноября 1950 года меня на заседании комитете комсомола школы приняли в ряды ВЛКСМ и рекомендовали хорошо почитать устав, просматривать последние газеты и готовиться к утверждению моей кандидатуры в районном комитете ВЛКСМ. Перед самыми ноябрьскими праздниками я был вызван в райком комсомола, где меня окончательно утвердили в членстве в ВЛКСМ.

С этих пор я на равных правах принимал участие во всех комсомольских собраниях класса.