21 ноября №40 (22097)

Я благодарна судьбе

Нам, рядовым сотрудникам аппарата обкома партии, приходилось редко встречаться с первыми лицами обкома. Но если это случалось, то воспоминания об этих встречах надолго остаются в нашей памяти. В частности, моё непосредственное общение с Николаем Семёновичем произошло в июле 1973 года, когда нас, вторых секретарей райкомов, горкомов комсомола (Московского, Пронского и Касимовского) – Сергея Цыганкова, меня и Александра Каннуникова пригласили на беседу к первому секретарю обкома партии Николаю Семёновичу Приезжеву по вопросу выдвижения нас на должности первых секретарей райкомов ВЛКСМ.
Я до сих пор вспоминаю ту тревогу, которую мы испытывали.

Сегодня честно можно признаться, что каждый из нас очень боялся этой встречи, переживали, как она пройдёт, какие вопросы будет задавать нам Николай Семёнович, о чем спрашивать, ведь мы отвечали не только за свою репутацию, но и за наши комсомольские организации.

Но наши тревоги с первых минут встречи исчезли. Николай Семёнович уважительно поздоровался с каждым из нас, расспросил о текущих делах и перспективах, ему небезразлично было, кто придёт возглавлять комсомол в данных районах.
Я даже представить себе не могла, что эта беседа будет такой доброжелательной, так как считала его строгим руководителем. А он по-отечески, доброжелательно и сердечно напутствовал нас, говорил, что с интересом следит за деятельностью областной комсомольской организации и видит в нас достойный резерв партии.

И это действительно было так, что он неоднократно подчёркивал это в своих выступлениях на наших комсомольских форумах.
А вторая встреча с Николаем Семёновичем состоялась уже в августе 1977 года. После окончания Горьковской высшей партийной школы, куда я была направлена по решению бюро обкома партии, меня утверждали на очередном заседании бюро обкома в должности лектора отдела пропаганды и агитации Рязанского обкома КПСС.

Вот где мне снова пришлось поволноваться: ознакомившись с моей «объективкой», Николай Семёнович усомнился в моих способностях занять эту должность, и что я не справлюсь с этим участком работы, ведь на тот момент я не имела опыта работы в партийных органах, Да и по возрасту я, вроде бы, не подходила, так как в лекторской группе в ту пору работали коллеги с учёными степенями и солидным возрастом.
Но секретарь по идеологии обкома Владимир Николаевич Шестопалов и заведующий отделом организационно-партийной работы обкома Василий Иванович Мелешин заверили членов бюро, что я справлюсь, что они меня хорошо знают, как опытного работника Пронского райкома комсомола. Так я приступила к своим обязанностям лектора областного комитета партии, где проработала 14 лет – до самого роспуска обкома КПСС.

Этот пример ещё раз подтверждает, что Николай Семёнович был принципиальным, творческим политиком, ответственно подходил к подбору кадров. Он всегда ратовал за то, чтобы на комсомольскую, партийную, руководящую работу приходили подготовленные специалисты, с твёрдой жизненной позицией. И мы старались оправдать его доверие.

Я благодарна Николаю Семёновичу, что в моей судьбе он принял самое непосредственное участие и мне выпала большая честь прикоснуться к тому времени, когда он возглавлял нашу областную партийную организацию.