6 июня № 19 (22076)

Село – это резерв для создания рабочих мест…

Судьба российской деревни, современное состояние сельского хозяйства и перспективы развития регионального АПК – темы, которые мы не раз обсуждали в беседах с заслуженным работником сельского хозяйства РФ, почётным работником высшего профессионального образования, заместителем председателя общественного совета при Министерстве сельского хозяйства и продовольствия Рязанской области, доктором сельскохозяйственных наук, профессором Михаилом Михайловичем Крючковым. Сегодня же мы говорим о том, что тормозит развитие регионального агропромышленного комплекса и о том, что нужно делать для изменения ситуации в лучшую сторону.

– Рязанская область в том году побила все рекорды по сбору урожая, аграрии могут гордиться таким результатом, не так ли?

– Безусловно, результат достойный. Большие объёмы зерна позволяют не только обеспечивать продовольственную безопасность страны, но и экспортировать его. Однако нужно отметить, что пока мы вывозим именно зерно, а не продукцию сельхозпроизводства: мясо, молоко, переработанное зерно. Сейчас нам в Россию другие государства поставляют мясо, молоко, овощи, фрукты и так далее. Поэтому ни у нас, а за рубежом растёт прибыль и создаются рабочие места.

– На конференции, посвящённой вопросу создания в регионе высокопроизводительных рабочих мест, обсуждались перспективы их создания, в том числе и в аграрной сфере.

– Как не вспомнить о том, что в советские незапамятные времена в Рязанской области насчитывалось около 500 хозяйств, где занимались животноводством. Сегодня таковых гораздо меньше. На мой взгляд, именно животноводство обеспечивает трудоспособному населению круглогодичную занятость, а значит, стабильный доход. На протяжении десятилетий сокращавшееся поголовье КРС в Рязанской области привело, естественно, и к сокращению рабочих мест. Это понятные и объективные причины. Нельзя, конечно, не вспомнить и о том, что на развитие сельского хозяйства в 70-е годы выделялось в семь раз больше государственных средств, чем сегодня, и даже в перестроечные годы – в пять раз больше, чем сейчас. Безусловно, ситуация меняется, внимание со стороны государства к АПК растёт, но нужны серьёзные финансовые средства. При сегодняшнем уровне технологического процесса и современных технологий, сельскохозяйственной техники нужна весомая материальная поддержка. А ещё нужно брать пример с Запада, где 70% произведенной продукции покупается по согласованным ценам. А у нас, всем известно, что происходит с ценами.

– Проблема сбыта продукции остаётся актуальной?

– Актуальной, как никогда. Должно быть тесное сотрудничество с торговыми сетями, и местная власть обязана помочь нашим производителям в реализации произведённой продукции. Хороший пример такого сотрудничества есть в Пензе. Там было принято решение о строительстве предприятия по предпродажной подготовке с участием торговых сетей, хотя контрольный пакет акций остался у товаропроизводителей. Заинтересованность обоих сторон в развитии и успешной работе созданного таким образом предприятия несомненна. Почему бы не перенять такой успешный опыт?

– На той же конференции обсуждался вопрос и о квалифицированных кадрах для АПК…

– Проблема существует, но решать её надо сообща. Я имею в виду, прежде всего, изменение условий подготовки специалистов, а именно увеличение количества часов для практических занятий. Сейчас в учебном процессе предусмотрено всего три месяца практики. А раньше было полгода: от посевной до уборочной. Среди студентов агроуниверситета я лично проводил анкетирование, в результате которого выяснилось, что и они заинтересованы в производственной практике и, кстати сказать, не против системы послевузовского распределения. Потому что это – гарантированное трудоустройство. А сейчас работодатель требует специалиста с опытом работы, а выпускники остаются без места работы. Что делать? Именно с участием руководителя сельхозпредприятия должен сформироваться специалист и начинать надо с того, чтобы он пришёл в школьный класс, присмотрелся, рассказал о перспективах работы в своём хозяйстве и возможностях материальной поддержки. И человек вернётся в село и будет работать. А пока на третьем курсе агрономического факультета учатся около 30% иностранных студентов, столько же городских жителей и только 40% представителей сельских территорий. Что нас ждёт в будущем при этом?

А село, на мой взгляд, это резерв создания рабочих мест. Здесь можно создавать предприятия по переработке сельхозпродукции, развивать уже имеющиеся направления: животноводство и растениеводство. И будущее, я в этом уверен, за агрогородами. Это качественно новый тип сельских поселений. Агрогород – благоустроенный населённый пункт, в котором будут созданы производственная и социальная инфраструктуры для обеспечения проживающему в нём населению всех социальных стандартов. Это и водоснабжение, и газоснабжение, и сеть дорог, а также транспортное сообщение с районным и областным центром, спортивные объекты и сооружения, школы и детские сады, поликлиники, учреждения культуры и так далее. Вот таким должно быть будущее села, тогда и люди потянутся к земле, крестьянскому труду. Нужно спасать, пока не стало слишком поздно, наши деревни. Хочу ещё раз повторить: спасём село – спасём Россию!