15 августа №29 (22086)

Государственные компании и частные интересы

Между тем, как и в предыдущие годы, требования минфина не станет выполнять «Газпром». Его чистая прибыль в 2018 году превысила 1,4 трлн рублей, однако в бюджет поступит лишь 191,6 млрд. Обосновывая свою позицию, газовый монополист, как водится, ссылается на незавершённость инвестиционного цикла. Его руководители утверждают, что деньги нужны на строительство «Турецкого потока», «Северного потока – 2» и «Силы Сибири».

При этом не принимается во внимание, что сроки окончания строительства, выход на проектную мощность, окупаемость, а тем более прибыль от этих мегапроектов под большим вопросом, и это ни для кого не секрет. В частности, трубопровод «Сила Сибири», по которому российский газ должен поступать в Китай, российские чиновники публично признают «некоммерческим проектом». Иными словами, прибыли от него государство может не дождаться вообще никогда. При этом хорошо известно, что пресловутые «инвестиции» во всевозможные «проекты века» являются универсальной отмазкой для российских госкомпаний, которые умеют бесконтрольно тратить прибыль на что угодно, но только не отдавать её государству. Заоблачные доходы топ-менеджеров, откровенное расточительство и другие злоупотребления, включая «откаты», подряды «для своих», откровенную коррупцию – всё можно попытаться прикрыть заморским словом «инвестиции». Однако инвестиции, а попросту говоря, капитальные вложения, рано или поздно должны приносить прибыль. И поступать эта прибыль должна не кому-то, а именно государству как владельцу конкретных компаний. Но именно этого российскому государству так и не удаётся дождаться даже через два десятилетия после начала рыночных реформ и радикальной ломки хозяйственного механизма страны.

Робкое распоряжение правительства, предписывавшее государственным акционерным обществам отчислять дивиденды, в том числе государству, в размере не менее 25 процентов от чистой прибыли, появилось лишь в 2012 году. Через три года эту норму попытались повысить до 50 процентов. Однако добиться реальных выплат в таком размере до сих пор не удаётся. В споре частного с государственным и общественным уверенно побеждают интересы «эффективных менеджеров». Между прочим, эти интересы, среди прочих защитников, отстаивает не кто-нибудь, а сам президент Путин. По его словам, нынешние баснословные доходы руководителей государственных компаний, как и министров и других чиновников, снижать никак нельзя. И тем более нельзя приводить их в соответствие с доходами основной части трудящихся. «Мы просто не найдём достаточно квалифицированных кадров, они все разбегутся по частным конторам или за границу уедут, и в конечном итоге это отразится на благосостоянии страны», – так президент обозначил свою позицию в ходе недавней «прямой линии».

Так какое же благосостояние обеспечивает стране менеджмент государственных компаний? Обратимся к закону о федеральном бюджете. Даже по относительно оптимистичным выкладкам министерства финансов, которые, правда, редко совпадают с реальностью, в текущем году госкомпании должны перечислить государству около 443,9 миллиардов рублей. На первый взгляд – огромная сумма. Но это как считать. 444 миллиарда рублей по текущему курсу – меньше семи миллиардов долларов. Для справки, чистая прибыль самой успешной мировой компании Saudi Aramco составила в 2018 году, по оценке Moody’s Investors Service, 111,1 млрд долларов, то есть почти в шестнадцать раз больше. При этом саудовская нефтяная компания, в отличие от всех без исключения российских, на сто процентов контролируется национальным правительством, а это значит, что абсолютно вся её прибыль поступает прямиком в государственный бюджет.

Можно попытаться возразить, что Saudi Aramco – исключение, и с ней не стоит тягаться, все-таки она контролирует четверть мировых разведанных запасов нефти. Но вот другая стопроцентно государственная нефтегазовая компания – китайская China Petroleum & Chemical Corporation (Синопек). Её чистая прибыль в 2018 году составила 9,18 миллиардов долларов, то есть намного больше того, что российский минфин планирует собрать в федеральный бюджет со всех отечественных госкомпаний, включая таких монстров как «Газпром», «Роснефть» и Сбербанк. Стоит напомнить, что в отличие от России Китай далеко не среди мировых лидеров по запасам нефти или газа. И это не мешает его Синопеку (и не только ему) чрезвычайно успешно работать в других странах и на других континентах, отдавая всю свою чистую прибыль в бюджет собственной страны.

Зато российские госкомпании официально работают на пополнение бюджетов других государств – в том числе объявивших России экономические санкции. Так, 19,75% акций «Роснефти» принадлежит подразделению транснациональной компании British Petroleum со штаб-квартирой в Лондоне, ещё 18,93% – катарской QH Oil Investments LLC. За 2018 год «Роснефть» выплатит этим акционерам более 106 млрд рублей, которые, как можно не сомневаться, будут конвертированы в иностранную валюту и выведены из страны. 25,2% акций Газпрома принадлежат анонимным держателям американских депозитарных расписок, которые выпускают американские Bank of New York, Citibank и J. P. Morgan Chase. Куда будет выведена причитающаяся им прибыль, богу известно.

Доля государства в российской экономике оценивается по-разному. Федеральная антимонопольная служба утверждает, что за последние годы она возросла до 70 процентов, эксперты РАНХиГС говорят о 44 процентах, а их коллеги из Международного валютного фонда высказывают умеренную оценку в 33 процента. Но даже она несопоставима с той мизерной частью средств, которыми пополняется за счёт дивидендов от госкомпаний доходы федерального бюджета – чуть более двух процентов от общей части доходов. Являясь по форме государственными, эти компании по большей части обслуживают частные интересы и едва ли работают на благосостояние страны, во всяком случае, в той степени, о которой говорил в ходе своей «прямой линии» президент Путин.

 

Сайт: rline.tv