17 октября №36 (22093)

Пенсионная реформа проехалась катком и по опекунам инвалидов

Правительство Дмитрия Медведева дало отрицательный отзыв на законопроект, предусматривающий досрочный выход на пенсию для лиц, ухаживающих за инвалидами I группы. «Проект федерального закона не поддерживается», — говорится в документе за подписью вице-премьера Константина Чуйченко.

Согласно законопроекту, мужчины и женщины, ухаживающие за инвалидами I группы, смогут уходить на пенсию раньше — в 55 и 50 лет соответственно. Правда, для этого им будет необходимо иметь трудовой стаж не менее 20 лет для мужчин и 15 лет для женщин. На фоне повышения пенсионного возраста это предложение выглядит как послабление.

Предлагается уравнять в правах родителей инвалидов детства I группы, воспитавших их до возраста восьми лет и имеющих право досрочного выхода на пенсию и других трудоспособных лиц, в том числе родственников, ухаживающих за инвалидами I группы (в том числе взрослыми) более восьми, которым такое право на данный момент не предоставлено.

Однако Чуйченко в отзыве правительства отмечает, что «законопроект не содержит норм, определяющих источники и порядок исполнения нового вида расходных обязательств». То есть министрам не понравилось, что реализация закона потребует дополнительных расходов бюджета. Раньше им не нравилось, что мужчины уходят на пенсию в 60 лет, а женщины в 55. Потому затеяли пенсионную реформу, подняв сразу на пять лет пенсионный возраст. Расходы из бюджета сразу уменьшились. Теперь не нравится, что ещё кто-то просит деньги.

Между тем, в пояснительной записке к законопроекту прямо указано, что объём необходимых средств должен быть определён Минтруда и ПФР совместно с субъектами РФ путём мониторинга в рамках программы по борьбе с бедностью, принятой во исполнение указа Путина «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Складывается впечатление, что в правительстве даже не читали законопроект.

А ведь авторы законопроекта хотят всего лишь «восстановить справедливый подход к оценке труда граждан, осуществляющих уход за лежачими инвалидами I группы на дому». Тем более, что компенсационные выплаты для них в общем случае составляют всего 1,2 тысячи рублей в месяц и не индексируются с 2008 года.

Назначение досрочной пенсии за уход за инвалидами I группы, отмечают авторы законопроекта, станет дополнительной мерой социальной поддержки со стороны государства и повысит качество жизни инвалидов. А кроме того, разгрузит стационарные интернаты для инвалидов и престарелых, где государство тратит на одного постояльца 70−100 тысяч рублей ежемесячно.

Не исключено, что причиной негативного отзыва правительства стал именно денежный вопрос. После того, как с подачи Путина государство стало развивать систему долговременного ухода, у него могли появиться заинтересованные в финансировании партнёры. За госзаказ ведь всегда идет борьба. В этом случае ухаживающие за инвалидами частные лица составляют конкуренцию тем, кто решил на них заработать. Зачем же «частников» стимулировать досрочной пенсией?

Ещё одна возможная причина — автором законопроекта является фракция КПРФ в Госдуме. Закон подписан её лидером — Геннадием Зюгановым и ещё 16 депутатами. Поскольку коммунисты выступают резко против пенсионной реформы, их инициатива может вызывать в правительстве политическую аллергию. Проще говоря, министры могли зарубить закон «из принципа». Ругаете нас за пенсионную реформу? Получите…

О проблемах, связанных с уходом за инвалидами и пожилыми, нам рассказал директор Научно-исследовательского медицинского центра «Геронтология», д. м. н. Кирилл Прощаев.

— С точки зрения международных подходов и науки, каждая семья, в которой появляется человек, нуждающийся в довольно интенсивном долговременном уходе, должна сама выбрать его форму, исходя из внутренних взаимоотношений. Причём, с учётом мнения самого человека, нуждающегося в уходе. Потому что есть люди, которые в такой ситуации хотят пойти в специализированное учреждение, а есть те, кто не хочет.

Но если принимается обоюдное решение оставить человека дома, то семья должна чётко понимать, что кто-то из родственников, по сути, превратится в социального работника. И тогда семья уже должна думать, как этому «социальному работнику» создать условия, чтобы свои новые социальные функции он выполнял нормально. Чтобы у него были выходные дни, чтобы он нормально ночью спал. Возможно, он будет меньше работать или вообще уйдёт с работы. Как в этом случае возместить доход?

Важно, чтобы это не легло неподъёмным грузом на человека, несущего функции социального работника. Иначе мы поучим уже две проблемы: лежачего человека, требующего ухода и больного родственника, который взвалил на себя эту ношу — с обострением хронических болезней, с синдромом эмоционального выгорания и т. д. Сейчас в мировой геронтологии даже появилось понятие помощи людям, которые осуществляют уход.

«СП»: — А государство? Не его ли это обязанность — обеспечить надлежащий уход нуждающимся гражданам? В том числе, стимулируя тех, кто этот уход непосредственно осуществляет…

— Сейчас палитра видов услуг для инвалидов и пожилых постоянно расширяется. Появилась огромная сеть негосударственного сектора, которым могут воспользоваться человек или семья. Причём, как в негосударственном, так и в государственном секторе развиваются стационарозамещающие технологии. Допустим, сиделка на дому или пятидневный стационар, или временный стационар на время отпуска ухаживающей семьи и т. п.

В некоторых регионах идёт эксперимент, когда человека принимают на работу в центр социального обслуживания, например, на 0,25 ставки, а он, по сути, работает только со своим родственником. Практикуются самые разные формы. Так что государство заинтересовано в том, чтобы расширять спектр вариантов социальной помощи.

«СП»: — Почему бы не стимулировать тех, кто взял на себя заботу об инвалидах досрочным выходом на пенсию? Сейчас как раз в Госдуму внесён такой закон. Правда, правительство возражает…

— По этому вопросу нужен широкий общественный диалог. Причём, он должен быть четырёхсторонний: государство, профессионалы государственного и негосударственного сектора, люди, которые сами сталкиваются с такими проблемами в семье и, наконец, общественность. Ведь каждый из нас однажды может оказаться в числе нуждающихся.

Приёмная мама 18-летнего инвалида I группы Надежда Кононова считает, что меры господдержки лиц, ухаживающих за инвалидами, должны быть адекватны экономической реальности.

— Людей, кто подпадает под упомянутую в законе категорию, сравнительно мало. Поясню: инвалиды I группы не с детства — это маленькая прослойка по сравнению с инвалидами I группы с детства. Поэтому от них и отмахиваются. А для тех, кто обслуживает инвалидов с детства, право на досрочную пенсию закреплено в законе.

Я лично знаю только одну девушку, у которой мама была лежачим инвалидом и реально требовала постоянного ухода. Мама уже умерла. Эта девушка ухаживала за ней пять лет. Её стаж ухода получился меньше восьми лет.

Вообще, восемь лет — это большой срок. Ведь большинство лежащих инвалидов, пожилых людей имеют кучу болезней, сводящих их в могилу. Так что многие сиделки просто не смогут получить причитающееся им за уход пенсионное благо.