17 июня №13 (22114)

Травля губернатора Левченко – кто заказал?

Сергей Левченко был избран губернатором в 2015 году при поддержке КПРФ, но партийная принадлежность – далеко не главное в той информационной войне, которая развернулась против главы Приангарья. Главное – в том, что Левченко сделал прозрачным бюджет региона и за три года увеличил его с 97 до 213 миллиардов рублей, заставил платить налоги многие компании, в том числе лесозаготовительные, владельцы которых раньше вывозили многомиллионные прибыли на «лазурные берега». Неудивительно, что потерявшие кормушку ждали подходящего момента, чтобы отомстить губернатору.

И такой момент наступил: страшное наводнение в Тулуне потребовало от руководства Иркутской области напряжения всех сил. Губернатор неделями работал в районах бедствия, а в это время СМИ стали топить самого Левченко.

Вот несколько, так сказать, «притянутых за уши» заголовков, примеров черного пиара: «Смертельный лифт Левченко: к чему приводят игры с безопасностью людей», «Басманный суд Москвы арестовал иркутского предпринимателя, близкого к семье губернатора», «Проблемы подтопленцев отходят на второй план для команды Левченко», «Как сын губернатора Левченко связан с уголовным делом о мошенничестве».

И совсем недавнее, от 25 ноября: «Иркутского губернатора Левченко уличили в нарушении закона о коррупции», – сообщил иркутский портал ВСП, а за ним повторили другие информагентства.

Но такое единодушие, с которым в одном хоре поют самые разные массмедиа, от традиционных СМИ до блогеров, рушит весь эффект кампании травли. Шаблонные обвинения, недостаток подробностей, отсутствие в публикациях контекста происходящего вынуждают читателя искать дополнительные сведения о периоде управления Левченко. И вот что он находит: в 2015 году Иркутская область занимала одно из последних мест среди российских регионов по множеству показателей. Неэффективность управления, оторванность руководства области от реального положения дел, постоянный дефицит и без того скудного бюджета, урезание социальных программ, повсеместная задолженность по зарплатам и постепенное разрушение инфраструктуры – таковы были будни региона. Нельзя сказать, что с приходом Левченко край преобразился до неузнаваемости, но доходы бюджета увеличились вдвое, а валовой региональный продукт растёт примерно на 5% в год (в среднем по России – лишь на 2%).        

Рост показателей во многом обусловлен элементарным наведением порядка в вопросах распределения бюджета и налоговой нагрузки. До 2015 года в этой сфере царили хаос: ряд местных руководителей и предпринимателей весьма своеобразно трактовали закон, выводя областные деньги далеко за пределы региона и даже страны. После прихода нового губернатора многочисленные лазейки были перекрыты. И здесь очень важный аспект, который необходимо учитывать – Иркутская область занимала лидирующие места по незаконной вырубке леса. Да, тот самый незаконный вывоз «кругляка» в Китай, который сегодня так любят ставить в упрёк руководству области, долгое время был сомнительной визитной карточкой региона. С приходом новой администрации в отношении лесозаготовительных компаний также был принят ряд мер. Их обязали регистрироваться (а стало быть, и платить налоги) в Иркутской области, платить зарплату «в белую», заниматься глубокой переработкой, а не просто вырубкой и отправкой леса за рубеж. Более того, лесозаготовительные компании вынудили перерабатывать за собой все отходы. Такие условия работы отрезали от лесной промышленности области множество сомнительных коммерсантов, привыкших обходить законы и получать гигантские прибыли. И не удивительно, что у многих «центров влияния» возникло желание убрать Левченко с дороги.

После наводнения в Тулуне против губернатора были брошены все силы: СМИ, неустанно поливающие губернатора грязью, Telegram-каналы, осыпающие читателя выдуманными инсайдами о том, что решение об отставке губернатора уже принято, центры исследований общественного мнения, рассказывающие о желании подавляющего большинства населения региона отправить Левченко в отставку. В ход идут даже локальные провокаторы, рассказывающие жителям районов, не пострадавших от наводнения, о том, что им полагаются выплаты. Так, в день, когда у центра социальных выплат города Тулуна дежурила съемочная группа РЕН-ТВ, в этот самый центр обратилось за выплатами 350 человек. Все они были жителями района, не попавшего в зону природного бедствия, но, тем не менее, каждый из них получил в соцсетях и по смс оповещения о полагающейся им выплате 10 тысяч рублей. Это породило среди горожан смуту и информационную неразбериху, а телевизионщики получили яркий сюжет о том, как в Иркутской области обманывают пострадавших от наводнения.

В условиях таких масштабных и неизобретательных информационных кампаний на помощь читателю, решившему докопаться до правды через множество слоёв грязи и клеветы, приходят социальные сети, обычно распространяющие эту самую грязь и клевету. Страницы иркутского губернатора доступны, открыты и содержат факты, начисто игнорируемые массмедиа.

Следует особо подчеркнуть: усилия чёрных пиарщиков направлены не столько на очернение Левченко в глазах населения региона, сколько на дискредитацию его в глазах Кремля. Однако заказчикам информационной травли губернатора Левченко не стоит забывать, что в Кремле привыкли оперировать более надёжными данными, чем громкие заголовки лживых СМИ. В путинской России десятки губернаторов вылетели из своих кресел без всякого предварительного шума и душераздирающих кампаний в прессе. Некоторые из них сели за решётку.

Заказчики грязных публикаций против Левченко показали не только свои зубки, но и свои ушки. Выявить их фамилии и мотивы не составляет никакого труда для следователей. Именно такой документ, а не статьи про «смертельные лифты Левченко», ляжет на стол президенту.