3 июня №12 (22113)

«Советская Россия»: Где ж вы, умелые, с бодрыми лицами…

И колхозный ветеринарный врач, ныне первый секретарь Рязанского обкома КПРФ Денис Сергеевич Сидоров изливает в беседе боль русского села:


– Сегодняшняя посевная у нас началась ещё в марте, продолжалась и в мае. С большими трудностями. Не хватает денег, а кредиты взять – очень тяжело, под большие проценты дают. В Рязанской области не лучше, чем по всей России. Навязали стране капитализм и устроили погром. Недавно Путин провёл видеосовещание о посевной и опять говорил о высоких достижениях, опережающих темпах роста агропромышленного производства.


Но пройдём по нашей области. Да, встречаются поля с зеленеющими всходами. Однако на протяжении четверти века заброшено более половины (!) посевных площадей, и только в последние годы стали их чуть-чуть возвращать в обработку. Но не поднялись даже до уровня 2000 года. Тогда новый президент обещал удвоить «продукт», но многое уполовинили.


Деревни на Рязанщине вымирают, как и везде. Работать некому. Один фермер, член нашей организации КПРФ, говорит: совершенно невыгодно заниматься ни растениеводством, ни животноводством. Кредит не смог взять, а вырастил урожай – не смог сдать посредникам в полном объёме и по той цене, на которую надеялся. Другой говорит, что еле-еле деньги нашёл на солярку, потому что обработать поле надо.


Последний раз брал кредит под 20 процентов. Тяжело жить. О субсидиях много говорят, но в должных размерах их нет. Я вижу, поля далеко не все засеяны, и где был раньше колхоз, остался остов от производственных помещений среди молодых берёз.


В речах о посевной не вспоминают о кормовых культурах. Если в целом по стране посевные площади сокращены на одну треть, то под кормовыми культурами – почти втрое. В соответствии с уничтожением скота. И труженики села в разговорах объясняют это.
Пшеницу вырастил, сдал перекупщикам – и сиди. А с животноводством можно и голову сломить. Своей выручки не хватает. Нужны более серьёзные кредиты, а их не всегда дадут.
На бесплодной полосе – общий итог. В Рязанской области в конце советской эпохи засевали 1,7 миллиона гектаров полей, сегодня – лишь 0,9 миллиона, в том числе свыше 100 тысяч гектаров, недавно возвращенных из бурьяна, где остаются заброшенными 0,8 миллиона гектаров. В рекордном по урожаю 2017-м
году область понесла убытков на 128 миллионов рублей, а тремя годами ранее – даже более 200 миллионов.Следствие этого – из 880 тысяч голов крупного рогатого скота сегодня пока ещё не отправлены на бойню только 160 тысяч. И так далее.


Есть ли сомнения, как оценивать это сегодняшнее опустошение древнерусской Рязанщины?


Заметный прирост урожаев в недавние годы в отдельных местностях дала прибавка минеральных удобрений на гектар посева сельскохозяйственных культур. В сельскохозяйственных организациях Ростовской области и Ставропольского края восстановили советский уровень их применения (не считая заброшенных полей). Близки к этому в Краснодарском крае и Курской области, шагнули вперёд ещё в некоторых регионах.


Однако около половины используемых посевных площадей страны, можно сказать, уже забыли о восстановлении плодородия добротою своих трудолюбивых хозяев. В советское время применяли за год 10 миллионов тонн (в действующем веществе) минеральных удобрений. И по законам природы увеличивали бы восстановление плодородия и впредь. Тем более, что «экологическая чистота» российских удобрений признана на уровне ООН, как об этом говорят и сегодня.
Но с превращением России в сырьевую колонию и это сырьё господа повернули, к своей выгоде, за рубеж. А на поля «этой страны» стали давать щепоть – 1 миллион тонн, и только почти через два десятилетия расщедрились на 2–2,5 миллиона, в 4–5 раз меньше, чем при народной власти. Особенно большое число сеятелей не наскребают денег на минеральные удобрения в Ивановской, Владимирской, Костромской и других областях.


И буржуазная власть относится к этому с невозмутимостью. Производство минеральных удобрений в стране достигло уже 24 миллионов тонн, но предполагают, что только в 2024 году их потребление в стране должно вырасти до 8 миллионов тонн. То есть опять-таки на 2 миллиона тонн меньше советского объёма – даже 34 года спустя. А основной поток уходит в зарубежные страны. Главное – барыши от «экспортной направленности».


И так во всём за счёт российского села. Но и при таких притеснениях выращенную продукцию им не протолкнуть уже в троекратно раздутую и из-за этого взвинчивающую цены монопольную сеть циклопических торговых центров, главным образом иностранных. Потому давно уже толкут воду в ступе, как хотя бы фермерам вывернуться с поставкой своей продукции ну «через малые форматы торговли». С организацией рынков, ярмарок, нестационарной, развозной торговли. Легализовать автолавки, фудтраки, что, дескать, даст ещё дополнительный стимул для автопрома. «Для небольших хозяйств это наиболее приемлемый на сегодняшний день канал продаж». Проект закона на сей счёт давно лежит у законодателей.
Путин провозгласил: все решения по сохранению устойчивого, динамичного развития АПК должны быть максимально эффективными. Только где устойчивость? Ведь так и не устранены посторонние условия, вызывающие несправедливость, диспропорцию цен на продукцию села и цен на промышленную продукцию, а то и просто монопольное ограбление села.
Самый разительный пример – экономический итог рекордного урожая 2017 года. Прибыль организаций от растениеводства страны составила 68 миллиардов рублей, тогда как в предшествующие 2015–2016 гг. было получено 136 и 140 миллиардов рублей – в два раза больше каждый год без учёта инфляции. И навсегда один вопрос – куда уходят плоды народного труда?