25 марта №11 (22112)

«Мы несколько месяцев будем голодать» Пенсионеров в Калмыкии оштрафовали за акцию протеста

Около половины наказанных за протестные мероприятия — люди пенсионного возраста. Они заявляют, что не могут оплатить штрафы из-за низкой пенсии, некоторые признаются, что им придётся голодать.

Протестные акции в Калмыкии начались осенью 2019 года и продолжаются до сих пор. Жители Элисты возмущены тем, что им навязали выходца из Донецкой народной республики (ДНР). Горожане считают Трапезникова посторонним человеком, который «воевал против своего государства» и «успел насолить людям» в Украине. Многие удивлены, что на должность мэра не рассматривались земляки, среди которых много достойных граждан. «Назначение Трапезникова свидетельствует о полном неуважении к жителям Элисты со стороны городских и республиканских властей», — говорилось в заявлении активистов исполкома съезда ойрат-калмыцкого народа.

По информации «Кавказского узла», к настоящему моменту за участие в акциях протеста наказаны 20 человек, девять из них — люди пенсионного возраста или те, кто вот-вот должен выйти на пенсию. Они жалуются на то, что не имеют возможности оплатить штрафы.

Жители Калмыкии пожаловались генеральному прокурору Чайке на нового мэра Элисты, которым стал полковник из ДНР

«У меня пенсия 8 400 рублей, и я один в семье пенсию получаю, жена — не получает. Она должна была выйти на пенсию, но из-за того, что срок выхода на пенсию продлили из-за пенсионной реформы, пока не вышла, и из-за проблем со здоровьем она не работает», — цитирует издание Николая Тавлеева, который получил два штрафа по 10 тыс. рублей за участие в народном сходе 29 сентября и митинге 27 октября.

Ещё одного пенсионера Семёна Атеева оштрафовали суммарно на 15 тыс. рублей за участие в митинге 27 октября и за то, что он не уведомил власти об отказе проводить акцию протеста 18 ноября. «Во мне закипает злость от этой ситуации. Штрафуют пенсионеров на десятки тысяч. Прекрасно знают, как людям живётся, и всё равно это делают. Нет слов, только негодование. Это бесчеловечно, — заявил он, уточнив, что получает пенсию в 13 тыс. рублей. — Половина уходит на оплату кредитов. Плюс ещё каждый месяц я беру на 2 тыс. рублей лекарства. Плюс коммунальные платежи и так далее. Остаются копейки. Если бы не дети, можно было бы уже ноги протянуть».

Пенсионера Аркадия Горяева и его супругу оштрафовали на 10 тыс. рублей каждого за митинг 27 октября. «Я считаю, что это было политически мотивированное решение. Моя жена родилась в Сибири, она репрессированная пенсионерка, и никак нельзя было ожидать, что накануне очередной годовщины депортации она вновь подвергнется репрессиям, но только со стороны калмыцких властей. Позор такой власти», — отметил Горяев.

Мужчина рассказал, что получает пенсию в размере 8 300 рублей, его супруга — 12 тыс. рублей. «Мы несколько месяцев будем голодать. Нам же надо коммуналку платить. Государство — беспощадное и циничное, пенсионеров осознанно штрафует на такую сумму, чтобы мы, наверное, скоропостижно скончались от голода. А как ещё можно объяснить такие огромные штрафы?

Ведь они знают, что мы пенсионеры, представляют размеры наших пенсий. Это циничное, я считаю, отношение нашего государства к нам, пенсионерам, особенно к тем, кто борется за социальную справедливость, хочет лучшего будущего для своих детей», — сказал Горяев.

Жители Калмыкии называют назначенные штрафы несправедливыми и политически мотивированными. Сейчас оштрафованные обжалуют решения судов в вышестоящих инстанциях и готовы дойти до ЕСПЧ. Пенсионеры признают, что некоторые акции протеста не были согласованы с властями, но на митинг 27 октября было получено разрешение, но люди всё равно получили штрафы. При этом все подчеркивают, что выходят на мирные протестные мероприятия.

Бывший министр спорта Калмыкии Владимир Довданов, также получивший штраф, намерен просить помощи у общественности для его оплаты из-за отсутствия денег. При этом, по его мнению, ситуация в Калмыкии не сильно отличается от ситуации в других регионах России. «Везде то же самое. Власть настолько отдалена от людей, от народов, что совершенно не принимает во внимание ни бедственное положение, ничего», — отметил он.