21 апреля №12 (22147)

Как «веерный дистант» ведёт к катастрофе

Как известно, 19 ноября значительная часть рязанских школьников была отправлена на дистанционное обучение, о чём сообщил губернатор Николай Любимов в ходе видеообращения. Таким образом, администрация Рязанской области дала отмашку началу т. н. «веерного карантина» в школах региона. Это вызвало беспокойство – как среди родителей учеников (которые прекрасно понимают, что их дети стали заметно хуже осваивать учебный материал – поскольку видят и замечают это в непосредственном общении с ними), так и педагогов. Не менее интересно, что «дистанционка» в школах была введена «по просьбе жителей области», которые, мол, настойчиво высказывали соответствующее пожелание на странице губернатора в социальной сети «ВКонтакте».

Следует заметить, что новая волна дистанционного обучения – это своего рода бомба замедленного действия в образовательной системе, что показали результаты весенней «дистанционки». А предыдущий «карантинный период» в школах выявил трудности, испытываемые учителями в подаче материала в новых условиях, поскольку требований к этой подаче до сих пор не сформулировано. Получается, у чиновников самих нет представления, как они собираются обеспечить достижение задач, которые стоят перед системой среднего образования – получение учащимися необходимого набора знаний в рамках общеобразовательной школы. Или чиновники вообще не ставят такой цели, а возможные пробелы в образовании у подрастающего поколения их попросту не волнуют? Иначе чем объяснить, что областное министерство просвещения не проводило разъяснительной работы с учащимися и их родителями, чтобы рассказать о порядке получения знаний в данный непростой период?

Я глубоко убеждён, что, в условиях «дистанционки» преподаватели, вынужденные работать как с классами присутствующими в школе, так и находящимися на дистанционном обучении, практически лишены возможности в должной степени работать с «дистанционкой», по сути ограничиваясь исключительно домашним заданием (которое, кстати, тоже далеко не всегда должным образом проверяется). Они не могут полноценно изложить ученикам новый материал, предлагая изучать его самостоятельно. Однако не секрет, что в силу возраста нормальное изучение такого материала просто невозможно. Таким образом, в данной ситуации необходим единый план работы с детьми, находящимися на дистанционном обучении. Этот план обязано разработать областное министерство образования – инициатор «веерной» дистанционки, а также Рязанский институт развития образования (РИРО).

Кстати, в ходе правительственного часа в Рязанской областной Думе министр образования региона Ольга Щетинкина признала (большей частью косвенно) справедливость многих претензий коммунистов к «дистанционке». Она сообщила о низком качестве каналов связи и подключения, отсутствии технологии системного обучения только с помощью электронных ресурсов, недостаточный уровень владения дистанционными технологиями педагогов. Остается признать провал в подготовке к введению данной меры обучения как со стороны её собственного ведомства, так и вышестоящего руководства. Или ещё больше — целесообразность данной формы обучения.

Совсем недавно, 10 декабря, фракция КПРФ в Госдуме провела «круглый стол» на тему «Дистанционное образование: за и против». В своём интервью порталу «Свободная пресса» по результатам этого мероприятия лидер партии Геннадий Зюганов отметил, что «дистант категорически отвергли и учителя, и родители». «Ни Германия, ни Америка, ни Франция с Великобританией своих детей и студентов из школ и вузов не выгнали, — подчеркнул Геннадий Андреевич. – А в России не выгнали только детей, которые учатся в платных школах. Идея здесь в том, что образованный плебс не нужен – этот тезис не раз озвучивали некоторые наши руководители и финансисты».

Геннадий Зюганов отметил, что «дистант наносит огромный вред – и, прежде всего, нарушает санитарные нормы». «Дети слепнут, часами сидя за компьютерами— это настоящая трагедия! На «круглом столе» в Госдуме ученик 11-го класса Сергей Кипняк рассказал, как на практике ведётся дистанционное обучение: утром на урок собирается меньше половины класса – остальные или спят, или прогуливают. Это же фикция, а не образование!»

Такой подход ухудшает и без того сильно снизившееся качество обучения в средних школах. Так, по словам Сергея, многие дети не знают даты начала и окончания Второй мировой войны, «путают Сталина и Гитлера» (!) – в общем, не обладают знаниями, без которых трудно себе представить полноценного гражданина.

Кстати, согласно данным фонда «Общественное мнение», 66 процентов российских школьников учатся онлайн с учителями, 25 процентов – обучаются самостоятельно. А у 25 процентов, как выясняется, нет компьютера, с помощью которого они могли бы заниматься. Причём в сельской местности ситуация ещё тяжелее. «Какое право власть имеет принуждать село к переходу на дистанционку в образовании и других сферах, если она не способна обеспечить сельских жителей бесперебойным интернетом и современными средствами связи? Это настоящий цифровой апартеид!» – с возмущением прокомментировал эти данные социологов Геннадий Зюганов.

В КПРФ прекрасно понимают, что школа – это не только место, где мальчишки и девчонки получают знания. Это ещё и место социализации детей, где они обретают навыки пребывания в социуме, учатся строить отношения, дисциплинируют себя. В общем, обретают качества, необходимые для будущей взрослой жизни. Однако эту роль школы, похоже, никак не желает понять действующая власть – как федеральная, так и областная. По сути, она идёт по пути совершения социального преступления, отказывая подрастающему поколению в получении навыков взрослой жизни. И это влечёт просто катастрофические последствия, которые и стремится предотвратить КПРФ, предлагая сделать меры по противодействию пандемии COVID-19 в образовании более грамотными и осмысленными.

 

Денис Сидоров,

первый секретарь

Рязанского обкома КПРФ,

руководитель фракции КПРФ

в Рязанской областной Думе