25 марта №11 (22112)

Уникальная афера

«ОПЕРАЦИЯ УНИКАЛЬНАЯ!» — провозглашало правительство в унисон с парламентской «медвежьей» братией. «Афера уникальная!» — уточняли коммунисты. Государство само у себя покупает пакет акций Сбербанка за 2,8 триллиона рублей, взятых из Фонда национального благосостояния. Вот, оказывается, о каких внутрироссийских проектах шла речь, когда минфин весь минувший год кормил обещаниями начать тратить средства ФНБ, объём которых перевалил за 7% ВВП. Не ради развития экономики страны и ликвидации бедности, а ради монетаристских фокусов, на которых кто-то опять погреет руки, власть раскупоривает кубышку. И всё это, подменяя смысл, выдаётся за благо.

Плюсы смены держателя контрольного пакета акций самого крупного банка страны никто не оспаривает. Депутаты-коммунисты на протяжении многих лет указывали на то, что финансовый надзорный орган, каким является Центробанк, не может контролировать сам себя. И не только указывали, но и выходили с соответствующими законодательными инициативами, которые неизменно отклонялись. Возмущает другое — схема сделки. Купля-продажа предполагает и потери через транзакции, и навар Центробанка: в соответствии с принципом распределения прибыли лишь 75% полученных средств мегарегулятор направит в бюджет, а 25%, или 700 миллиардов рублей, оставит у себя. За 2017—2018 годы Центробанк получил убытки в результате санации банков 880 миллиардов рублей. Таким образом, деньгами Фонда национального благосостояния мы будем закрывать несостоятельность управленческой деятельности ЦБ, заметила Вера Ганзя.

«А сколько Банк России заплатил в бюджет страны, когда в 1990 году получал Сбербанк?» — пригвоздил риторическим вопросом вертлявые попытки оправдать сделку Николай Коломейцев. Балансовая стоимость банка составляет лишь 72,9 миллиарда рублей. Поэтому Центробанк и отвергал какую-либо возможность передачи акций правительству, настаивая на их продаже по рыночной стоимости.

Сбербанк — одна из самых прибыльных компаний в нашей стране: ожидаемая дивидендная доходность по итогам 2019 года составит порядка 8%, так что размещение в нём средств ФНБ весьма выгодно, считают сторонники сделки, при этом не утруждая себя решением простой задачки — «зачем перекладывать деньги из одного государственного кармана в другой?» — и не смущаясь тем, что 45,6% держателей акций Сбербанка — иностранные фирмы, преимущественно американские. Вот этим обстоятельством следовало бы озаботиться, полагает Вера Ганзя.

Если Сбербанк, получивший за прошлый год 870 миллиардов рублей чистой прибыли, столь успешен, почему он не рассчитывается с долгами по советским вкладам? — задал ещё один неудобный вопрос Николай Арефьев.

А что касается наполнения бюджета и финансового подкрепления социальной программы, так ведь тут надо всего лишь бюджетное правило поменять, законодательно разрешив средства ФНБ направлять напрямую в казну. Сколько раз депутатам-коммунистам, выступавшим с различными социально значимыми законодательными инициативами, такими как введение льгот для «детей войны», и многими другими, приходилось слышать, что деньги Фонда для этого не предназначены. Зато для перекупки акций резервные средства оказались как нельзя кстати.

Приобретение правительством акций через механизм купли-продажи, который открывает широкий простор для приватизационных действий, может в конечном итоге обернуться потерей контроля над Сбербанком со стороны государства, полагает депутат Арефьев.

Значительная часть пленарного заседания Госдумы 4 марта была отведена обсуждению темы «О развитии конкуренции в отраслях топливно-энергетического комплекса, ценообразовании и тарифном регулировании монопольных видов деятельности, стоимости энергоресурсов». С докладом выступил руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев. Позицию фракции КПРФ по обсуждаемой проблеме изложил Николай Иванов. Он тезисно коснулся многочисленных проблем, связанных с антимонопольным законодательством и деятельностью ФАС.

Так, острейший вопрос расходования бюджетных средств сопряжён с проблемой осуществления государственных закупок. По действующему законодательству заказчики вправе покупать любые товары, работы и услуги у единственного поставщика напрямую, минуя конкурентные процедуры. По оценкам экспертов, ущерб от антиконкурентных соглашений на товарных рынках и торгах составляет 1,5—2% ВВП ежегодно. Завышение цен на торгах в случае картельного сговора достигает 30% начальной стоимости предмета торгов. Главное негативное последствие сговоров на торгах — необоснованное, на миллиарды рублей, увеличение бюджетных расходов. Антиконкурентные соглашения выявлены в сфере государственного оборонного заказа. В списке потерпевших от сговора на торгах — министерство обороны, ФСБ, МВД, Таможенная, Налоговая службы, Счётная палата РФ и ЦИК.

Николай Иванов заострил также внимание руководителя ФАС на запрете унитарных предприятий. Соответствующий законопроект готовится к принятию во втором чтении. Аргумент ФАС, что ГУПы и МУПы мешают частному бизнесу на конкурентных рынках, не выдерживает критики, считает депутат. Как 5 тысяч предприятий могут мешать экономике России развиваться, когда вся она представлена 7 миллионами предприятий?! Если закон будет принят, то он имеет потенциальную возможность уничтожить не только МУПы и ГУПы, но и высокотехнологичные научно-производственные предприятия типа Государственного космического научно-производственного центра имени М.В. Хруничева.

Депутат-коммунист выразил обеспокоенность и судьбой завода «Лентеплоприбор», единственного в своём роде в нашей стране, выпускавшего программно-временные микроэлектронные устройства УПВМ-1, необходимые для конструирования разных типов вооружений, используемых во флоте. Ещё в 2016 году ФАС признал «Лентеплоприбор» монополистом в области производства устройств для оборонки и предписал снизить монопольно высокую цену на УПВМ. В результате доходы предприятия упали, а 2019 год оно и вовсе закончило с убытками в 3,2 миллиона рублей. И совет директоров, собрание акционеров вынесли неутешительный вердикт: «Лентеплоприбор» должен быть ликвидирован. По сути, монополист не выдержал давления ФАС, и оборонка лишилась отечественного производителя.

«Здесь ФАС проявила характер, зато не может проявить его в вопросе установления тарифов на электроэнергию для селян, которым киловатт-час обходится в 8 рублей, тогда как для строительной отрасли он составляет 4,9 рубля, а для промышленности — 2 рубля», — подчеркнул Николай Иванов.

И последняя проблема, которой коснулся представитель фракции КПРФ, — это предлагаемые ФАС поправки в закон «О защите конкуренции», которые наделяют его полномочиями производить изъятие, выемку документов и предметов, самостоятельное вскрытие помещений, иметь доступ к получению персональных данных и сведений об абонентах услуг связи, а также результатов оперативно-розыскной деятельности. Такие полномочия серьёзно ограничат права и свободы граждан и юридических лиц, заметил депутат. Даже в Уголовно-процессуальном кодексе РФ при выемке документов и предметов не предусматривается вскрытие помещений и иных хранилищ. Это возможно только в рамках обыска, проводимого на основании постановления суда. Все высказанные замечания представитель фракции КПРФ предложил ФАС учесть в своей работе.