30 августа №22 (22042)

Всё-таки надо, чтобы наши пришли

Свою статью об одном из лучших хозяйств Рязанской области – колхозе имени Ленина, которая была опубликована не так давно в нашей газете, я  закончил такими словами: «Но, несмотря на трудности, колхозники держатся. Говорят, продержимся – до того времени, когда «наши придут». Известно, что такой надеждой жили советские люди, оказавшиеся в оккупации. Статью в колхозе прочитали, в общем-то одобрили, сказали, что всё правильно написано, но на эти последние слова была у иных и такая реакция: «А что это значит – «наши придут»? Разве нас кто-то захватил, и разве Путин и Медведев не за нас?»

 

Опираясь на цифры и факты той же статьи, пришлось ещё раз пояснить, что надо не только слушать слова, бывает, что и очень хорошие, а смотреть на реальные дела. Куда, спрашиваю, — на какие заводы идёт колхозное молоко? Оказывается, знают, что его отправляют в немецкий «Эрманн», во французский «Данон» с конторой на Кипре и им подобные. А где заправляетесь бензином – на АЗС в Самуиловке? Так он там не наш, там ТНК-БП, где последние две буквы, это «Бритиш петролеум», по-русски – «Британская нефть». Значит, половина уплаченных денег туда – англичанам. А если придётся заправиться в «Роснефти», то ещё больше, чем половина, – в Англию, в Швейцарию и даже в какой-то экзотичный Катар площадью в четыре раза меньше Рязанской области. Где мелят муку из вашего зерна? – продолжаю разговор. А делают это на голландских, кипрских и прочих предприятиях, принадлежащим иностранцам. В целом по стране вообще половина всех предприятий оказалась в их собственности, а переработка сельхозпродукции и торговая сеть – 90% не наша. Так что, говорю, те деньги, что вы платите в многочисленных касимовских магазинах, идут не в бюджет, не на пенсии и стипендии, а туда – за рубеж. Мы, коммунисты, конечно, ничего не имеем против англичан или евреев. Но если российское молоко «француз» берёт за 25 рублей литр, на заводе из этого литра делает два, а в магазине продаёт в общей сумме за 150, то такой «немец», конечно, не наш. Если немцы и прочие европейцы берут нашу картошку за 7–10 рублей, а продают за 40–50, то это как, по-нашему?

Теперь, сказали мне колхозники, понятно. Нехорошо получилось, без всякой войны нас захватили. А причём тут президент и правительство? Они-то, вроде, наши, вон как против американцев и прочих террористов ополчились. Опять пришлось разъяснять наивным людям, что как раз это руководство, а также «единороссовское» большинство депутатов Госдумы принятыми законами способствовали тому, что нас без войны захватили, что это они пустили всё  на свободную продажу. Да, в сёлах нашего района многие думали, что вот будет частная собственность и куплю себе землицы. Хвать-хвать, а денег-то нет. Деньги-то у тех же американцев и «разных прочих шведов». А нам теперь – только плати: на ЖКХ – половину пенсии, другую половину – на лекарства. Какие же они  в таком случае наши?

Словом, мало быть русским или татарином, чтобы считаться нашим. Екатерина II была чистокровная немка, а старалась всё делать на пользу России. Нынешнее же руководство делает по-другому. Ныне правительство – это такое же Временное правительство, какое было летом 1917 года. А разница в политической обстановке та, что сегодняшние рабочие, крестьяне и другие труженики, одурманенные телевидением, в большинстве своём считают, что во главе с Путиным страна по-прежнему строит социализм. Да, говорю, вы в своём колхозе получаете неплохо, у некоторых до 50 и 60 тысяч доходит, то есть по 2 тысячи рублей в день. Очень довольны и те, у кого в день выходит по тысяче рублей. Но ведь иным владельцам нефтяных и газовых компаний, членам правления банков и прочим, близким к администрации президента, начисляют в тот же день по 2 и даже по 3 миллиона. Какой же это социализм? А сравните ваши усилия, которые вы затрачиваете в поле, на ферме, на сортировке и погрузке картофеля, и тех, кто тяжелее мобильного телефона ничего не поднимает, а получает в тысячу раз больше. Выходит, между прочим, что рабочие и крестьяне в 1917 году по-настоящему уважали себя, свои рабочие руки и навыки; они возмутились тем, что их тогдашние хозяева получали только в сто раз больше, и прогнали тех хозяев.

А затем разговор зашёл о том, что сделали бы «наши», то есть коммунисты – сторонники социализма и Советской власти, придя они сегодня к руководству страной. Вот недавно глава одной из сырьевых компаний с гордостью заявил, что эта компания внесла в бюджет страны 20 млрд рублей. Очень хорошо, но ведь это только небольшая часть дохода. Доход в основном растрачивается для страны впустую. Вот ещё одна контора, разбухшая от денег, взяла да и распределила почти 2 млрд рублей между 11 руководителями в качестве премии. Вам бы, говорю, лучшим дояркам области, такие премии – по 200 миллионов на каждую. А если бы сделать все эти конторы государственными, то в бюджет пошёл бы почти весь доход. Поэтому, прежде всего, правительство народного доверия, созданное коммунистами и их союзниками, вернёт в руки государства сырьевые отрасли, топливо и энергетику, банки и страховые компании, а также производство и продажу винно-водочной продукции и табака. От всего этого госбюджет получит громадную прибавку. Второе важное дело – чтобы как раз те, кто получает миллионы рублей в день, платили бы не 13% подоходного налога, а 50%. Вот тогда можно будет по-настоящему поддержать сельское хозяйство страны. Ведь оно у нас ведётся в таких сложных условиях, в каких мало где ещё в мире ведётся. Компартия предлагает в качестве первоочередной меры вот на эти возросшие доходы возродить российские заводы по производству тракторов, комбайнов, другой сельскохозяйственной техники. Ведь тогда в СССР выпускали почти 600 тысяч тракторов в год, в России – 260 тысяч, а теперь тут дошли до 6 тысяч. Вот и приходится тратить громадные средства на закупку этих тракторов и комбайнов за рубежом. А свои-то будут гораздо дешевле. Можно убавить цены на бензин и солярку, на удобрения и электричество, если всем этим будет владеть народное государство, а закупочные цены на колхозную продукцию, наоборот, повысить. Тогда и вам, говорю я дояркам и трактористам, можно платить зарплату не на уровне 1987 года, на каком находятся ныне ваши 30 тысяч, а в два или даже в три раза больше.

Да, разъясняю, за три десятка лет в капиталистической России зарплата даже в передовом хозяйстве области фактически не прибавилась, а в других, менее удачливых, намного сократилась, а где и совсем не платят ничего. В общем, сколько и как бы ни говорили президент и партия «Единая Россия» о защите ими интересов всех россиян, о равенстве и справедливости для всех, на деле осуществляется такая социально-экономическая политика, принимаются такие законы, которые выгодны только самым богатым. За время правления Путина почти все показатели социально-экономического развития страны заметно упали; зато выросли цены, тарифы, платежи и число долларовых миллиардеров: было 3, стало 200. И у этой кучки людей как раз половина всех богатств страны. Почти в 70 раз увеличилось число миллиардеров – вот главная заслуга Путина. А ещё страна превратилась в сырьевой придаток мирового капиталистического хозяйства. Это не то, что И.В. Сталин, который по объёму промышленного производства оставил после себя СССР, равный 25 таким странам, какой была Россия в 1913 году. А это, кроме всего прочего, потому, что он руководствовался таким правилом, высказанным им в декабре 1925 года: «Мы должны сделать нашу страну страной экономически самостоятельной, независимой, базирующейся на внутреннем рынке. Мы должны строить наше хозяйство так, чтобы наша страна не превратилась в придаток мировой капиталистической системы, …чтобы наше хозяйство развивалось не как подсобное предприятие мирового капитализма, а как самостоятельная экономическая единица». Вот они: небо и земля, дв е государственные линии – сталинская и нынешняя.

Против такой политики И.В. Сталина и нашей программы по выходу страны и создавшегося кризисного положения никто не возразил. С большой надеждой, что всё-таки наши придут, будем мы отмечать здесь 100-летие Великого Октября.