6 декабря №34 (22054)

Чуть окунулись в добрые советские времена

Перечитал я недавно в очередной раз замечательный рассказ Евгения Носова «Шумит луговая овсяница». В нём короткий эпизод любви двух уже не молодых людей на фоне сенокосной страды. Известно, что с возрастом при новом прочтении того же самого произведения оно воспринимается по-разному. Было время, когда главным в рассказе был как раз этот эпизод, а вот теперь на первое место, пожалуй, вышли картины сенокоса. Действие, похоже, происходит в 60-х годах прошлого века, когда на луговую страду выезжали, – как пишет Евгений Иванович, целыми семьями – «с жёнами и ребятишками, ветхие старички и те увязывались, тряслись в новых рубахах, ухватясь чёрными сухими пальцами за грядки телег, будто ехали к причастию». По приезду первым делом купались в реке, оглашая окрестности радостными криками. А потом «две недели кипела в лугах жаркая неуёмная работа». В конце всё поречье на десятки вёрст вниз и вверх по Десне дружно взбугрилось стогами. «Неспешно потянулись мимо них отъезжающие обозы, и люди провожали взглядом памятники отшумевшей страды. Молча хранили стога в себе и безмятежные радости ребятишек, и чьи-то первые сердечные тайны, и хозяйственные надежды на сытый год, с молоком и хлебом». Глядели колхозники на стога и «сами удивлялись: сколько наворочали!»

Эти картины при чтении рассказа потому так прочно ложатся на сердце, что в моём родном колхозе, в Кочемарах, как хорошо помню, в те же времена было точно также. И всеобщий переезд на реку, и двухнедельная «неуёмная работа», и радость ребятишек, и те же сердечные тайны. Наши деревенские старики так же основательно мылись в речной воде, думая, что, может быть, в следующем году побывать здесь уже не доведётся. Женщины тоже не могли сидеть на месте, потому что «не может оставаться баба без дела ни в праздники, ни в похороны. Вспомнилось, как мы, ребята, сидя верхом на лошадях, возили копны сена к стогам, а став мужиками, взялись за косы, потом и сами метали огромные стога. Но главное, – итог работы, надежда, что будет зимой молоко и мясо. В общем, сенокос это и великая работа, и большой праздник. В колхозе тогда было 480 гектаров приокских лугов. Заготавливали здесь почти полторы тысячи тонн отличного сена. Так что, хватало его коровам и колхозным, и личным. А всего в Касимовском районе в советское время убирали около 30 тысяч гектаров лугов. Река Ока, как здесь шутят, никак не хочет уходить из района и петляет по его территории на протяжении 180 км. На стыке Шиловского, Спасского и Касимовского районов Ока делает особенно много причудливых поворотов, образуя здесь сплошную массу затонов, стариц, озёр и протоков, а луга простираются в ширину по обе стороны реки в общей сложности на 10–15 км. На лоцманской карте русло в этих местах называется Кочемарскими луками, по имени широко известной тогда пристани. Знаменитый советский путешественник и журналист Василий Михайлович Песков, который не раз бывал в этих местах и описывал их, в одной из своих путевых заметок высказал мысль, что по своему плодородию приокская пойма здесь сравнима с долиной Нила. Действительно, луга тут не только очень богаты по ботаническому составу, но и по урожайности. Каждый гектар в годы, когда бывает хороший разлив, давал по 3 тонны высококачественного сена.

Да, давал, но теперь всё это в прошлом. Те десятки тысяч гектаров лугов практически забросили. Они заросли кустарником, шиповником, чертополохом и прочей дрянью. Может, слишком накладно стало выезжать в луга за десятки километров, жить там в отрыве от дома две, а то и три недели. Но основная причина та, что кормить-то стало некого. Ведь в советское время в колхозах и совхозах района насчитывалось 20 тысяч коров, да ещё почти 5 тысяч держали в личных хозяйствах. А теперь в общем счёте осталось немногим более 4 тысяч. Вот и обходятся посевами кормовых культур в полях.

Но не было бы, как говорится счастья, да несчастье помогло. В этом году у нас в течение мая–июня не было практически ни одного дождя. Гидрометцентр по телевизору сообщал, что в Москве дождь, во Владимире и Туле тоже, даже в родной Рязани то и дело льёт, а в Касимове – солнце и ветер. В колхозах имени Ленина и «Заветы Ильича», там, где скота не меньше, чем в прежние годы, задумались о предстоящей зимовке. Стали считать. Например, для ферм колхоза имени Ленина нужно заготовить за лето около двух тысяч тонн сена. К началу июля первым укосом из сеяных трав собрали его немногим более тысячи. На второй укос при такой погоде большой надежды не было. Определили, что и соломы от зерновых в условиях засухи будет меньше. И тут вспомнили о лугах, благо, что половодье весной было неплохое. Через администрацию района нашли место в пойме Оки, где ещё не всё заросло, где хозяева, скупив паи бывшего колхоза «Большевик», кое-как, но траву косили. Луга эти находятся на одной из Кочемарских лук, у Добрынина острова. Надо пояснить, что это не остров, как положено, в реке, а довольно обширный и высокий холм на берегу, который становится островом лишь в разлив. Река не заливала его даже в рекордном по подъёму воды 1970 году. А вот вниз по течению находится Алёшин остров, который образовался речной протокой. Интересно, что местная народная молва связала эти названия с Добрыней Никитичем и Алёшей Поповичем: как раз тут, мол, они жили, а на досуге или, может, ради тренировки перебрасывались, будучи друг от друга в пяти километрах, боевыми палицами-ослопами. Такую палицу можно увидеть на руке Ильи Муромца на картине Васнецова «Богатыри на дозоре». Вот куда, в какие былинные места, забрались в наши дни Торбаевские и Кольдюковские колхозники.

Да, далековато. Но, в отличие от героев рассказа Носова, шалаши для ночёвок здесь устанавливать не стали, не потребовались ни ребятишки, ни женщины, ни даже старики. Обошлись силами группы механизаторов, которые после работы возвращались на специально выделенной машине домой. На обед «тормозок» брали с собой, а водитель-ремонтник и сварщик, пока трактористы работали, готовили для них чай и уху – ведь здесь знаменитые рыбные места. Траву валили не ручной косой и конной косилкой, как в том рассказе, и даже не косилкой на тракторе с захватом 210 см, а двумя самоходными косилками с пятиметровым захватом каждая. Тут можно отметить, что одна из косилок – фирмы «Джон Дир», а вот вторая, что очень примечательно, наша – с завода в Егорьевске. Помогали быстрее сушить траву специальные ворошилки, а грабли собирали валок с полосы в 15 метров, так что пресса-подборщики формировали 300-килограммовые тюки с таких валков очень быстро. В течение трёх дней сотни тюков прессованного сена заполнили всё пространство. За неделю убрали более 300 гектаров, запрессовали и перевезли к фермам колхоза 800 тонн неплохого по качеству сена. КАМАЗы с прицепом брали за один рейс до 30 тюков. По лугам в эти дни, как говорится, только треск шёл. Немало были удивлены такой работой приезжающие сюда каждый год рыболовы из Рязани, Владимира и Гуся-Хрустального. «Мы никак не думали, – сказали они, – что есть ещё такие колхозы, такая техника и такие замечательные люди – мастера-умельцы. А ведь косилки-то – настоящие монстры!» И добавляли, что они были на Оке в разных местах, но такого сенокоса, такой дружной производительной работы не видели, ведь луга-то мало где косятся, почти везде заросли. Горожане сделали правильное наблюдение: есть в колхозе имени Ленина умелые и добросовестные механизаторы. «Евгений Анатольевич, – спросил я у заместителя председателя колхоза, ответственного за работу этой группы в лугах, – а кто работал особенно хорошо?» – «Никого выделить отдельно просто невозможно, все пятнадцать человек работали очень хорошо, как добрый слаженный механизм», – ответил он. Благодаря им хозяйство вышло из затруднительного положения. Теперь, подсчитали специалисты, кормов для того, чтобы с гарантией отправлять на переработку по сорок пять тонн молока в день, должно хватить. Можно добавить, что и колхоз «Заветы Ильича» заготовил в это время дополнительно к своим кормам несколько сот тонн сенажа вдали от себя – на лугах бывшего колхоза имени Калинина, что на Оке немного пониже Касимова. Заложили сенаж там же, в лугах, в курганы. И это хозяйство старается держать марку одного из лучших в Рязанской области.

Что интересно, первый нормальный дождь прошёл здесь 16 июля, как раз после футбольного чемпионата. В колхозе, кто в шутку, а кто и всерьёз, заговорили, что во время матчей облака разгоняли пушками, а теперь прекратили – вот и пошли дожди. Но опять не всё для нас хорошо: подошло время уборки зерновых, а дожди льют и льют. Вот она крестьянская доля: здесь никак не обойтись без учёта погодных условий, это не то, что тёплый заводской цех под крышей. От этих условий и повышенная нервотрёпка для специалистов колхоза и особенно для председателя, а также лишние рабочие часы и перегрузка для механизаторов. Но добрая советская традиция – делать всё для успеха дела, не особо надеясь на погоду, – в касимовских колхозах до сих пор сохраняется.