2 августа №19 (22039)

По закону большого бабла

Письмо о том, как это произошло «по закону «большого бабла», прилагаю. Объяснение произошедшему может быть только одно: удобное помещение на площади будет передано тому, кто за него больше заплатит.

Что должно произойти, чтобы среди бела дня ВЛАСТЬ устроила погром ШКОЛЫ? Пусть даже школы несколько необычной – обучавшей экстерном?

Быть может, государство недовольно тем, что за двадцать лет работы не было случая, чтобы ученик «Экстерна» НЕ поступил в вуз? Или тем, что здесь учились те, кому не подходит обычная районная школа, – спортсмены, музыканты, художники, в перерывах между тренировками и гастролями? Или раздражало то, что учат здесь каждого – с глазу на глаз с преподавателем, по индивидуальным программам? Да учителя еще и получают грамоты и премии (в том числе и от Законодательного собрания Ленинградской области) за разработку авторских программ?

Нет, просто сочли, что помещение для такой камерной школы слишком просторно – любой другой арендатор сможет платить за него гораздо больше. А то, что эти метры были в свое время получены на законных основаниях и в состоянии руин, как и то, что ремонт был сделан лично директором Луневым Валерием Николаевичем за его счет, это «забыто».

О, нет, конечно, никто из чиновников, ни глава Гатчинского района Е.В. Любушкин, ни ее подчиненные не произнесли крыловской фразы «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

Внешне все законно. Два года назад школе выдвинуты претензии: отсутствие столовой и медкабинета ( кухня есть, поликлиника через дорогу). «Недостатки» были ликвидированы – договоры с буфетом и поликлиникой заключены. Но «проверка» прокуратуры, состоявшаяся в июле, когда школа была закрыта и директор в отпуске, «показала», что ничего не сделано.

Далее – серия загадочных происшествий: на основании бумаги, которую В.Н. Лунев НЕ ПОДПИСЫВАЛ, принято решение об изъятии БЕССРОЧНОЙ лицензии – а без лицензии школа не имеет права учить. Максимум – в частном порядке готовить к экзаменам. Лишь недавно, благодаря графологической экспертизе, удалось доказать, что подпись директора под документом о ликвидации школы – ПОДДЕЛЬНАЯ. Но и это не было принято во внимание – Луневу было предложено освободить «незаконно занимаемое помещение» в трехмесячный срок. И Е.В. Любушкина сочла себя обязанной исполнить решение суда.

Почему не сработало Положение о социально значимых детских учреждениях? Потому что реестра таких учреждений в Гатчине, как выяснилось, НЕТ. Не составлен.

В.Н. Лунев передал дело в более высокую инстанцию – Северо-Западный суд, и рассмотрение дела судьей было назначено на 26 декабря.

Но 22 декабря (за четыре дня до срока) в школу явились представители комитета имущества и горадминистрации. Администрация Гатчинского района в лице Е.В. Любушкиной, Р.О. Дерендяева и И.В. Носкова направила в школу председателя КУМИ А.Н. Аввакумова, исполнителей отдела О.В. Ростокину, М.Г. Лапину и пристава Е.А. Звягина. Дружной компанией, во главе бригады рабочих, они вошли в школу. Заявили, что Лунев мог обжаловать решение суда – и не сделал этого (Сделал, и вовремя, но и об этом «забыли».) Предложили сдать ключи. Услышав отказ, просто внесли мешки и начали сгребать в них библиотеку. За дверью уже ждали рабочие, они сменили замки. Подъехали грузовики, и началась погрузка: оборудование, приборы, мебель, пианино…

За двадцать лет работы школа не получила от государства ни копейки (несмотря на закон о поддержке частных школ), и всё, буквально всё, учителя покупали сами, приносили из дома. Когда попытались хоть что-то увезти домой на ручных тележках, исполнителей это удивило: зачем?

– Надеемся работать и дальше.

– Ну, надейтесь, надейтесь…

Через четырнадцать часов исполнительских трудов остались голые стены и переломанный зимний сад. Помещение опечатано – и деревьям в кадках, видно, суждено погибнуть.

А дети… Это теперь проблема учителей – где с ними заниматься.

Если запахло деньгами – кто вспомнит о детях?