21 ноября №40 (22097)

340 томов на 11 млрд рублей

Он много лет скрывался за рубежом и лишь в начале этого года был наконец экстрадирован из Франции в Россию.

340 томов уголовного дела, 22 преступных эпизода по статьям «мошенничество», «легализация денежных средств», «растрата». Ущерб, нанесённый бюджету Московской области, по данным следствия, превысил 11 млрд рублей.

В России Кузнецову принадлежат несколько земельных участков, особняк на Рублевке, шикарная московская квартира. Но это только вершина айсберга. По данным из открытых источников, в собственности бывшего подмосковного министра и его супруги Жанны Булок имелись два пятизвёздочных отеля в Куршевеле (SAS Pralong и SAS Crystal); особняки в Лондоне за 30 миллионов фунтов и в Нью-Йорке за 20 миллионов долларов; квартиры в Париже и Сан-Тропе по 10 миллионов евро каждая. А также яхта, самолет, многомиллионные счета в банках…

Пять лет назад в Петербурге был обнаружен ангар, где хранились 82 предмета антикварной мебели, 113 картин известных художников, старинные иконы и редкие издания книг. Как установило следствие, ценности (стоимость которых оценили в 4 млрд руб.) были приобретены Кузнецовым на украденные средства. Он собирался окольными путями вывезти груз в США, где проживает его супруга. Тогда груз удалось перехватить, произведения искусства остались на родине, и теперь хранятся в Петропавловской крепости.

В Швейцарии арестовали две элитные квартиры и автомобиль Bentley Жанны Булок, которая в России заочно приговорена к 11 годам заключения.

Но большинство активов Кузнецова недоступны. Нет никакой возможности возместить колоссальный ущерб подмосковному бюджету, например, за счёт его лондонских особняков и другой собственности. Она не в юрисдикции российских судов. А английская фемида вовсе не спешит вернуть вывезенные российскими олигархами средства обворованным россиянам. Да и в нашей стране по сути и не действует институт конфискации.

Совершенно очевидно, что в одиночку, без надежной и очень высокой «крыши» Кузнецову никогда бы не вывести из бюджета (и из России) такие огромные суммы.

Кузнецов с подельниками создал несколько компаний, которые инвестировали заёмные средства в строительные проекты на территории Подмосковья. К 2008 г. они взяли кредитов на 70 млрд рублей. Гарантом погашения этих кредитов было правительство области. Например, ОАО «Московская областная инвестиционная трастовая компания» (МОИТК) была создана для инвестирования в строительство жилья и общественных сооружений. Однако на деле обслуживала частые коммерческие интересы Кузнецова.

Ещё одна компания – «Ипотечная корпорация Московской области» (ИКМО) занималась масштабными махинациями с золотой подмосковной землей. ИКМО решением единороссовского большинства облдумы получила за бесценок эксклюзивное право распоряжаться десятками гектаров городских территорий – и переуступила их кузнецовской «РИГрупп-Финанс».

Подобных схем было реализовано множество.
Тогдашний губернатор Подмосковья и впрямь не думал «греметь» и выводить на чистую воду Алексея Кузнецова. Ведь именно Громов ещё в 2000 г. и пригласил Кузнецова в правительство области. Громов называл Кузнецова прекрасным руководителем уже после бегства чиновника в США. «Кузнецов не своровал из бюджета Московской области ни одной копейки», – заявил, в частности, Громов через три года после возбуждения уголовного дела о миллиардных хищениях.

А главный подмосковный финансист тайком оформил себе американское гражданство, в 2008 г. неожиданно подал в отставку и скоропалительно улетел в Штаты на личном самолете. В прокуратуре не исключали, что против Кузнецова будет возбуждено дело о шпионаже. Но, конечно же, этого не произошло. Видимо, он вовремя получил сигнал об опасности. В касте избранных у него было немало заботливых информаторов. В прессе назвали того же Громова, что это-де он мог предупредить Кузнецова о грозящем аресте… Из светской хроники известно также, что в 2009 году Кузнецов отмечал в Куршевеле Рождество одновременно с президентом Олимпийского комитета России Леонидом Тягачевым, управляющим делами президента Владимиром Кожиным, директором ФСО генералом армии Евгением Муровым и тогдашним видным функционером «Единой России», а ныне губернатором Московской области Андреем Воробьевым.

Гулял в Куршевеле в те дни ещё один будущий «беженец по уголовной части». Речь об экс-министре правительства РФ Михаиле Абызове. Напомним, министр «открытого правительства» Абызов был арестован весной этого года по обвинению в хищении и выводе за рубеж 4 млрд рублей. Чтобы арестовать, его «дружеским образом» выманили в Москву из Италии, где он прятался от уголовного преследования. Дмитрий Медведев, правда, не стал утверждать, что его подчиненный «не своровал ни копейки». Премьер уверил общественность, что ничего-де не знал. Да и предполагаемое воровство происходило «вне правительства». А значит, всё в порядке.

Казалось бы, у высокопоставленных чиновников есть чего опасаться, раз в их ближнем кругу отмечен столь одиозный мошенник, как Кузнецов. Но только не в российских реалиях. По словам Кузнецова, в октябре 2009 г. всё в том же Куршевеле он якобы почти договорился об улаживании своего дела в высоких кругах. Однако в итоге ничего не получилось, поскольку, как выразился Кузнецов, «часть людей хотела получить за это сразу миллиард долларов».

Конечно, человеку с такой репутацией на слово верить нельзя. Но для общества чрезвычайно важно, чтобы подобные утверждения проверялись. Если, конечно, всерьёз бороться с коррупцией, а не ограничиваться популистскими заявлениями.

Этому мог бы способствовать гласный и независимый судебный процесс. Но на такой процесс даже рассчитывать не приходится. Кузнецов пошёл на сделку со следствием, полностью признав вину по всем пунктам. Так что дело рассматривается в особом порядке. При этой процедуре подсудимый получает не более двух третей максимально возможного срока. А главное – в ходе   судебных слушаний не исследуются доказательства. Значит, в зале суда не появятся свидетели защиты и обвинения (например, экс-губернатор Громов, который мог бы прояснить свою роль и заявления о невиновности Кузнецова). Не будут выступать прокурор и адвокат. Но даже в таких обстоятельствах первое заседание суда прошло в закрытом режиме.

Вот и спокоен, например, Андрей Епишин. Во времена бурной финансовой деятельности Кузнецова в Подмосковье единоросс Епишин занимал пост председателя комитета по вопросам бюджета, финансовой и налоговой политики Московской областной думы. Как писала местная пресса, их связывал не только общий интерес к финансам, но и личная дружба. Неизвестно, изменил ли Епишин дружбе, но интересы у него остались прежние. Ныне он заместитель председателя комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. В высшей палате российского парламента Епишин теперь представляет Тверскую область…

Три года назад бывшего замминистра финансов подмосковного правительства Валерия Носова приговорили к 14 годам лишения свободы по «кузнецовскому делу». Самому Кузнецову грозит столько же (две третьих от максимальных 20 лет). Впрочем, его могут и «не кошмарить», он может отделаться и куда меньшим сроком. По 14 эпизодам истёк «срок давности». В зачёт пойдут и годы, проведённые в тюрьме и под домашним арестом во Франции. А там можно вернуться к привычной жизни с яхтами и виллами, приобретёнными за счёт ограбленных жителей Подмосковья.

Но даже если лёгким испугом не обойдется, Кузнецов всё равно останется пешкой (пусть и золотой) в собственном деле. Потому что в России обыденностью стали губернаторы, возглавляющие ОПГ, аресты сенаторов и министров. В их делах фигурируют огромные суммы украденного, сопоставимые с бюджетами целых городов и регионов. Реакция власти всегда одинакова: отвлечь общественное мнение какими-нибудь пикантными подробностями (типа веса найденной наличности или демонстрации коллекции часов за миллион долларов). Ну а после громких разоблачений – годами тянувшийся или закрытый процесс с невнятными результатами.

И никаких принципиальных изменений системы, которая и порождает безграничную коррупцию.