11 июля №24 (22081)

Олег СМОЛИН: «Разумно и гуманно оказывать помощь тяжелобольным в домашних условиях»

Член фракции КПРФ, первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по образованию и науке, вице-президент Паралимпийского комитета России по просьбе редакции прокомментировал принятый в первом чтении законопроект о паллиативной помощи, а также высказал своё мнение о значимости профессионального стандарта для сиделок и патронажных услуг для населения.

 

— Олег Николаевич, в середине января 2019 года Госдума приняла в первом чтении законопроект о паллиативной помощи. Как он поможет тяжелобольным людям и их семьям?

— Это очень важный для нашей страны законопроект. В первом чтении депутаты единогласно проголосовали за поправки в закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», касающиеся вопросов оказания паллиативной помощи. Окончательно документ должен быть принят в феврале. В федеральном бюджете 2019 года на его реализацию заложено более 4 млрд рублей. Однако, если учесть, что число нуждающихся в паллиативной помощи в России составляет несколько миллионов человек, такой суммы явно недостаточно.

А теперь давайте разберёмся, за что голосуют депутаты. Законопроектом раскрывается понятие «паллиативная медицинская помощь» и определяется порядок её оказания не только в стационарах, но также в амбулаторных условиях и на дому. Уточняется порядок социального обслуживания неизлечимо больных людей. Регулируются вопросы предоставления бесплатных наркотических и психотропных обезболивающих препаратов. Важно, что заниматься поддержкой тяжелобольных станут медицинские работники, прошедшие специальную подготовку, а больницы смогут взаимодействовать с социальными службами, общественными объединениями, патронажными центрами.

— По-вашему, все ли меры поддержки включены в законопроект?

— Общественники и эксперты считают, что меры поддержки больных, а также, подчеркну, их близких можно расширить. И я с ними согласен.

Во-первых, разумно и гуманно оказывать помощь тяжелобольным в домашних условиях. Нужно сделать так, чтобы врач приезжал домой с необходимыми препаратами и рецептами, а не наоборот — люди ездили в больницу, ожидали в очередях и тратили на это много сил и времени.

Во-вторых, необходимо уходить от стереотипа, что паллиативная помощь — это только сопровождение умирающих больных. Правильная медицинская поддержка, в том числе психологическая, может продлить и улучшить качество жизни любых пациентов.

— Какое внимание государство сейчас уделяет людям с ограниченными возможностями здоровья?

— Российский гражданин со статусом инвалида, согласно законодательству, имеет достаточно широкий набор социальных гарантий и льгот. Среди них: пенсионное обеспечение, ежемесячные денежные выплаты, создание специальных условий для обучения и льготы при поступлении в вузы, санаторно-курортное лечение и льготные лекарства. Однако в жизни бывают ситуации, когда человек получил серьёзную травму, заболел или просто годы берут своё, а инвалидности он не имеет или не успел оформить. Тогда забота о таких людей ложится на его родных и близких, патронажные службы.

— О внедрении медицинского патронажа на государственном уровне депутаты Госдумы заговорили прошлой осенью (проект Федерального закона «О комплексной медико-социальной помощи гражданам старшего поколения»). Что вы думаете об этой инициативе?

— Идея хорошая, однако реализация такого проекта, когда за каждым пожилым человеком в возрасте 65+ предлагается закрепить терапевта, не решит всех проблем. Думаю, независимо от этого в России полезно было бы урегулировать и усовершенствовать работу некоммерческих организаций и частных компаний, предоставляющих патронажные услуги, на основе опыта европейских стран. Например, на их базе можно было бы создавать геронтологические центры для пожилых, которые нуждаются в постоянном уходе.

— В августе прошлого года министерство труда и социальной защиты подписало профстандарт для сиделок («Помощник по уходу»). Но его приняли только спустя восемь лет после начала подготовки. Почему так долго это происходило?

— Принятие стандарта — пример того, как общественные ассоциации и частные компании сумели донести инициативу «наверх». Стандарт принимался долго прежде всего из-за бюрократических процедур: разработка, согласования, доработка, утверждение — перечислять можно до бесконечности.

— Что в ближайшие годы должно измениться в сфере патронажных услуг с принятием государственного профстандарта?

— В настоящее время только в столице зарегистрировано несколько сотен организаций, которые именуют себя патронажными. Однако большинство из них не соответствуют критериям, установленным законом, а некоторые ведут полулегальную деятельность. Конечно, рынок патронажных услуг должен стать более цивилизованным. Надеюсь, принятый профстандарт окажет позитивное воздействие на качество патронажных услуг, которые получают наши граждане.

Но позволю себе одно замечание: стандарт «Помощник по уходу», как и другие профстандарты, содержит максимальные требования. Если каждую сиделку тестировать по нему в полном объёме, на рынке явно возникнет дефицит патронажных услуг. Аналогичная история в близкой мне области образования: профстандарт педагога предъявляет очень высокие требования к учителю и при его буквальном применении усилит и без того острую нехватку кадров. Однако такие нормативные документы являются хорошим руководством к профобучению и профотбору.

— Готово ли государство поддерживать частный бизнес, который занимается оказанием патронажных услуг?

— Согласно Федеральному закону «О государственно-частном партнёрстве, муниципально-частном партнёрстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», государство поддерживает идеи и проекты, способные приносить пользу стране и её населению. Но оно должно быть уверено, что та или иная организация предоставляет только качественные услуги. Поэтому некоммерческие организации и компании, состоящие в Реестре поставщиков социальных услуг в регионах, обязаны соблюдать Федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан России».

Очень важно помогать некоммерческим организациям и социальным предпринимателям не только в столице, но и в регионах, где при меньших ресурсах ещё больше людей нуждаются в патронажном уходе. Знаю субъекты, которые уже запустили программы ГЧП, аналогичные московским, хотя таких регионов немного. Думаю, опыт следовало бы использовать и тиражировать.