4 октября №34 (22091)

Прерванный полёт мысли министра Орешкина

Правительственный час в Государственной думе в минувшую среду окончился, можно сказать, толком и не начавшись. Министра экономического развития Максима Орешкина фактически согнали с трибуны – причём не кто-нибудь, а председатель парламента «единоросс» Вячеслав Володин.

 

Володину очень не понравилось, что министр Орешкин не смог назвать точную сумму, которая будет направлена в регионы в рамках реализации национальных проектов и программ. «По какому объёму состоялись конкурсы и, соответственно, когда начнётся реализация поручений президента, его Послания Федеральному собранию?» – поинтересовался спикер. В ответ Орешкин откровенно сообщил, что лишь 15 февраля заключены соглашения по нацпроектам на федеральном уровне, а до регионов они ещё и не доведены. Он мог бы добавить и про недавнее президентское Послание Федеральному собранию, где Путин инициировал множество затратных проектов. Но лишь намекнул, что налоги уже повышены в начале года, но на эти проекты не рассчитаны.

В общем, президента и впрямь лишний раз упоминать не стоило. А прерванный правительственный час – хотя и почти сенсация, но не такая уж неожиданность. Из тех данных, что Орешкин всё же успел озвучить с думской трибуны, следует, что правительство прогнозирует понижение цен на нефть, ослабление рубля, а также обещает, что темпы роста ВВП во второй половине нынешнего года вернутся к 2% после резкого замедления в первой. Однако каким образом это произойдёт, неясно. Да даже если и произойдет, 2% роста никак не соответствуют громадью заявленных Путиным планов.

Иными словами, вольно или невольно, но выступление Орешкина выставляло и нацпроекты, и последние инициативы главы государства несбыточным прожектёрством. Можно сказать, дискредитировало национального лидера.

«Возможно, лучше нам перенести правительственный час, вам встретиться с фракциями, обсудить эти вопросы дополнительно, затем прийти и предложить нам варианты развития: что нужно, чтобы выйти на рост, который обеспечит в 2021 году три процента … Нам необходимо строить разговор совершенно конкретный, исходя из задач выполнения национальных проектов помесячно», – предложение Володина явно не допускало возражений.

Министр Орешкин и не возражал. Он даже пообещал в следующий раз лучше готовиться к выступлениям в Госдуме. «Следующий раз» будет уже очень скоро – в конце марта. Так что совершенно непонятно, что может измениться за такой короткий срок. Беспомощность и некомпетентность в профессиональных вопросах Орешкин демонстрирует уже не впервые. Но, справедливости ради, министр просто ретранслятор правительственной политики, которую формулирует отнюдь не сам Орешкин. Потому в его обещаниях звучат не только оправдательные нотки, но и обида. Его-то, мол, за что? Как за 20 минут рассказать и про все нацпроекты, и «в целом обо всём», если само правительство еще не определилось? Но почему-то по отношению к премьеру и руководителю «ЕР» Дмитрию Медведеву (который, как и другие министры, приходит в парламент раз в год – и не для отчёта, а исключительно для галочки) вопросов и претензий не было.

И уж тем более не было таких претензий к самому президенту, который и формулирует социально-экономический курс, а также формирует правительство.

Но самое показательное, что у Кремля тоже никаких претензий – ни к правительству, ни конкретно к Орешкину. По крайней мере, если пресс-секретарь президента Дмитрий Песков выражает мнение Владимира Путина, а не «несёт пургу».

«Это только что, наверное, было, поэтому мы не имели возможности смотреть это всё непосредственно в прямом эфире. Я просто не могу точно сказать, но в целом рабочий процесс. Конечно же, требования в Думе высокие, а тема нацпроектов сложная, там требуется конкретика», – прокомментировал он сорванный Володиным и Орешкиным правительственный час в парламенте.

Что же, если в Кремле полагают, что кадровые требования в единороссовской Госдуме высокие, это означает, что у президента они куда ниже. В таких условиях абсолютно бессмысленно возмущаться невыполнением президентских поручений, ибо это невыполнение запрограммировано изначально.