17 июня №13 (22114)

Сравнение репрессивных практик времён Сталина и Путина

Существует устойчивый миф о том, что при Сталине репрессивная деятельность государства приобрела чудовищно жестокие и преступные формы. Однако, когда знакомишься с реальными делами и сравниваешь их с нынешней репрессивной деятельностью государства, то может оказаться, что нынешняя репрессивная практика гораздо жёстче, чем общая практика 30-х годов.

В качестве примера я уже приводил сравнение дел Льва Гумилева и дела «Сети». Состав предъявляемых обвинений идентичен. И там и там предъявляется создание молодёжной террористической организации с целью свержения существующего строя. Сколько получил Гумилев в 1938 году по ст. 58–11? 5 лет лагерей. И то получил со второй попытки. После первого ареста был отпущен по личному указанию Сталина.

По делу «Сети» молодые люди получили от 3 до 18 лет. Как-то сравнение выходит не в пользу нынешней репрессивной практики.

Кроме этого российское общество было крайне удивлено несоразмерной жестокостью наказаний, которым подверглись обвиняемые в сопротивлении полиции во время протестов лета 2019 года. За брошенные бумажные стаканчики люди получали несколько лет лагерей. Причём с полного одобрения Путина, который уравнивал эти действия с гораздо более тяжёлыми преступлениями:

А что по аналогичным статьям получали преступники при Сталине? Читаем документы:

6 марта 1934 г. Широков не подчинился и избил милиционера Гаева, который законно требовал, чтобы он сошёл с подножки трамвая, на которой он висел. За это нарсуд 5-го участка Октябрьского района г. Москвы приговорил Широкова к денежному штрафу.

Вы можете представить сколько получил бы сейчас человек, избивший полицейского при исполнении им своих обязанностей? Это точно был бы не денежный штраф, как в 1934 году.

Или ещё один вопиющий случай:
26 марта с.г. член ВКП(б) Поляков, выйдя из ресторана на Садовой-Каретной ул. в нетрезвом виде, затеял драку. На предложение подошедшего милиционера прекратить дебош Поляков стал избивать милиционера. С помощью второго милиционера Поляков был доставлен в отделение милиции, где опять бросился бить милиционера. Нарсуд приговорил Полякова к трём месяцам принудработ условно.

Здесь аналогичная картина: за двойное избиение милиционера человек отделался условными принудительными работа. Это прямо какой-то немыслимый гуманизм, если судить с точки зрения сегодняшней судебной практики.

Безусловно мне напомнят о 37-м годе. Но для тех, кто в теме очевидно, что это была аномалия, а не норма. Кроме того, у меня такое ощущение, что путинский 37-й год ещё впереди. Режим для сохранения своей власти может пойти на что-то подобное.

Но если сравнивать обычную практику, а не крайние ситуации, то сравнение явно не в пользу нашего времени. Вообще нужно понять, что общество сейчас находится под гораздо большим контролем, чем это было при Сталине.